Благое молчание молитва

Предлагаем ознакомиться: Благое молчание молитва с точным и подробным описанием.

Положи, Господи, хранение устом моим, — так взывает к Тебе псалмопевец царь Давид, такожде и я безплодно взываю к Тебе: наложи на уста моя запрет благаго молчания и даждь ми безсловесное делание молитвы Твоей Иисусовой. Излей на душу мою цельбоносный елей радования о сем благом молчании хотя бы на малое время, ибо ведаю я, что многоглаголание отгоняет благодать и погубляет теплоту души.

Подобно тому, как Ты, Господи, на Голгофе в молчании висящий, и среди молчания предсмертного возвестил волю на Матерь Свою и возлюбленного ученика Своего Иоанна, подобно этому и я, в слезном молчании пред ликом «Благое молчание» стоящий, прошу Тебя: покрой мое многословие, и приведи меня к пристани благаго молчания, связующаго уста мои на сие богомудрое делание, и введи меня в пустыню сердца моего, где обитает безмолвие ума.

Научи меня, трепетно исповедующаго сие благое молчание, прибегать к Тебе чрез лики в благом молчании пребывающих Пречистыя Матери Твоея и Святаго Апостола, Сына Грома и благаго молчания, Иоанна Богослова.

За молитвы их и предстательство безмолвника Исихия и прочих ведомых и неведомых в забвении времен и мест безмолвников и молчальников помилуй мя, грешнаго. Аминь.

Молитва о даровании молитвы
Многомилостиве Господи! Сподоби нас Божественного дарования святой молитвы, изливающейся из глубины сердечной; собери рассеянный наш ум, дабы всегда стремился он к Тебе, Создателю и Спасителю своему; сокруши разжженныя стрелы лукаваго, отторгающия нас от Тебя, угаси пламень помыслов, сильнее огня пожирающий нас во время молитвы; осени нас благодатию Пресвятаго Твоего Духа, дабы до скончания нашей грешной жизни Тебя Единаго любить всем сердцем, всею душею, и мыслию, и всею крепостию, и в час разлучения души нашей от бреннаго сего тела, о Иисусе Сладчайший, приими в руце Твои дух наш и помяни нас, егда приидеши во Царствие Твое. Аминь.

Молитва к Богоматери о семье моей
Владычице Преблагословенная, возьми под Свой покров семью мою, всели в сердца супруга моего (супруги моей) и чад наших мир, любовь и непрекословие всему доброму, не допусти никого из семьи моей до разлуки и тяжкаго расставания, до неисцельных болезней и преждевременныя и внезапныя смерти. А дом наш и всех нас, живущих в нем, сохрани от огненнаго запаления, воровскаго нападения, всякаго злаго обстояния, и страхования, и диавольскаго наваждения, да и мы купно и раздельно, явно и сокровенно будем прославлять Имя Твое Святое всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Молитва против вражией силы
Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Матери Твоея, святителей Василия Великаго и Киприана Карфагенскаго, получивших от Тебя власть изгонять духов нечистых, испепелять вражия козни, заговоры, порчи и наговоры преступных людей, вяжущих своих несчастных жертв сими словами и ввергающих в бездну отчаяния и скорби, умилосердствуй надо мною (имярек), страждущим (-ей), и всели в душу мою благодатную тишину, забвение всех лукавых помыслов, а сердца окрест меня стоящих смягчи, да пребывает мир и любовь в душах наших, да воистину прославится имя Твое святое, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Молитва о даровании молитвы Иисусовой
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Имени Твоему поклоняются Ангели и человеки. Твоего Имени трепещут адские силы. Твое Имя — верных оружие на прогнание супостата. Твое Имя попаляет грехи и страсти. Твое Имя подает силу в подвигах, собирает воедино рассеянный ум и во исполнение заповедей Твоих обогащает добродетелями. Твое Имя творит чудеса и соединяет нас с Тобою, дарует нам мир и радость о Дусе Святе, в жизни же будущей — Царствие Небесное.
Сего ради аз, недостойный раб Твой, молюся Тебе: отжени от нас неведение духовное, просвети познанием Божественной истины и научи нас незаб-лудно, во смирении и внимательно, с чувством сокрушения, устами, умом и сердцем, по обету монашества, творити непрестанно молитву сию: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго». Ты бо рекл еси, Господи, пречистыми устами Своими: «Аще чесо просите во имя Мое, Аз сотворю». Се молитвами Пречистыя Матере Твоея и преподобных отец наших, о Имени Твоем прошу молитвы Пресвятаго Всемогущего Имени Твоего. Услыши мя, обещавший услышати всех призывающих Тя во истине. Твое бо есть еже миловати, и спасати, и даровати молитву молящемуся во славу Твою со Отцем и Святым Духом. Аминь.

Молитва пред иконой «Благое молчание»
Положи, Господи, хранение устом моим, — так взывает к Тебе псалмопевец царь Давид, такожде и я безплодно взываю к Тебе: наложи на уста моя запрет благаго молчания и даждь ми безсловесное делание молитвы Твоей Иисусовой. Излей на душу мою цельбоносный елей радования о сем благом молчании хотя бы на малое время, ибо ведаю я, что многоглаголание отгоняет благодать и погубляет теплоту души.
Подобно тому, как Ты, Господи, на Голгофе в молчании висящий, и среди молчания предсмертного возвестил волю на Матерь Свою и возлюбленного ученика Своего Иоанна, подобно этому и я, в слезном молчании пред ликом «Благое молчание» стоящий, прошу Тебя: покрой мое многословие, и приведи меня к пристани благаго молчания, связующаго уста мои на сие богомудрое делание, и введи меня в пустыню сердца моего, где обитает безмолвие ума.
Научи меня, трепетно исповедующаго сие благое молчание, прибегать к Тебе чрез лики в благом молчании пребывающих Пречистыя Матери Твоея и Святаго Апостола, Сына Грома и благаго молчания, Иоанна Богослова.
За молитвы их и предстательство безмолвника Исихия и прочих ведомых и неведомых в забвении времен и мест безмолвников и молчальников помилуй мя, грешнаго. Аминь.

Иллюстрации: портрет Митрополита Мануила (Лемешевского); икона «Благое молчание»

Ангел благого молчания,
Властно уста загради
В час, когда силой страдания
Сердце трепещет в груди!

Ангел благого молчания,
Радостным быть помоги
В час, когда шум ликования
К небу возносят враги!

Ангел благого молчания,
Гордость в душе оживи
В час, когда пламя желания
Быстро струится в крови!

Ангел благого молчания,
Смолкнуть устам повели
В час, когда льнет обаяние
Вечно любимой земли!

Ангел благого молчания,
Душу себе покори
В час, когда брезжит сияние
Долгожеланной зари!

В тихих глубинах сознания
Светят святые огни!
Ангел благого молчания,
Душу от слов охрани!

Читайте так же:  Молитва друг о друге есть

_______________________
Дмитрий Ковпак, психотерапевт.
Практика молчания

Два года человек учится говорить, а потом всю оставшуюся жизнь — молчать.
Аристотель

Наконец, когда физически разговаривать, казалось бы, не с кем, всплывает самый главный подвох — наша внутренняя речь! Не разговаривать с собой любимым оказывается самой сложной проблемой. Человеческое мышление с детства диалогичное. Ведь родители научили нас говорить, призывая к диалогу. Потом, в их отсутствие, мы научились вести его с самими собой. Причем настолько успешно закрепили это бессчетным множеством тренировок, что это стало рефлексом. Мы так к нему привыкли, что не замечаем, как надетые с утра часы или украшения. Как рыба, привыкшая плавать в воде, не замечает ее, пока вдруг не окажется на воздухе, человек, оглушенный полной тишиной или в камере сенсорной депривации, осознает, насколько его мозг забит мысленной жвачкой. От нее тоже можно избавиться.
Пресловутый « внутренний диалог» как фон мешает нашему покою и сосредоточенности. Однако, осознавая его, мы получаем возможность им управлять.

Икона «Ангел Благое Молчание» («Спас Благое Молчание») — одна из сокровенных и глубочайших по своему значению в христианском искусстве. Современные источники сообщают о ней следующее.

«Спас Благое Молчание» — редкое иконографическое изображение Иисуса Христа. Если «Спас Эммануил» и «Спас Нерукотворный» изображают Христа таким, каким Он был на земле, а «Спас в Силах» — каким придёт в конце времён, то «Спас Благое Молчание» — это Христос в образе Ангела, до Своего воплощения.

Ангел Великого Совета — таково одно из символических именований Христа согласно библейскому пророчеству, которое гласит: «Вели’ка Совета Ангел — Тот, Кто соделал известным великий совет, сокровенный от веков и не явленный иным родам». Образ Христа-Ангела «в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа» появился в византийской иконописи в первые века христианства. На Руси этот образ получил развитие в иконе «Спас Благое Молчание», на которой Спаситель изображён в виде крылатого ангелоподобного отрока в белой мантии, со скрещёнными на груди руками. Это единственное изображение Христа, где Его голову окружает особый восьмиугольный нимб, знаменующий божественность и непостижимость Творца.

В русском искусстве изображение Спаса Благое Молчание появляется в конце XV века. Особое развитие оно получило в XVIII – XIX веках в искусстве старообрядческих художников — иконах, писанных на дереве, и меднолитых образках.

В основе содержания этой иконы, по одному из толкований, лежит пророчество Исайи, где сказано: «Уповаю на Него, Кто возвестит народам истину.
Он не закричит и не пожалуется, но глас Его будет
услышан на улицах» (Ис. 42: 1 – 2). В другом толковании образ этот символизирует смирение, молчаливое недеяние перед лицом страданий и смерти.

Икона «Спас Благое Молчание» пользовалась особым почитанием среди монашества, служа примером по­двига молчания и «умственной молитвы», процветавших на святой горе Афон в средние века. Псалмопевец Давид говорил: «Положи, Господи, охрану устам моим и огради двери уст моих». Преподобный Исаак Сирин утверждал, что слова суть орудие мира сего, а молчание есть тайна будущего века. Священник Сергий Круглов пишет: «Тишина великого храма. Та тишина, не немая, но исполненная присутствия Духа, трудового творческого движения Духа, животворящая тишина, в какой Бог создавал мир». Именно для стяжания этой тишины от «шума страстей» собственного «я» и уходили в леса и пустыни православные подвижники.

Высокие, вдохновенные слова посвятил Образу Спаса Благое Молчание Н.К. Рерих в статье «Держава Света»:

«»Ангел Благое Молчание». Кто не восхищался пламенною тайной в образе огневого Ангела? Кто не преклонялся перед всепроникающей вестью этого жданно-нежданного Гостя? Он безмолвен, как сердце постигшее. В нём хранима нетленная красота духа. Красота в вечности безмолвного и кроткого духа, — он и хранит и напутствует. «Ангел есть неосязаемое, огневидное, пламеносное», — говорит Зерцало*. «Языка для слова и уха для слышания не требует; без голоса и слышания слова подает един другому разума своя. » «Мечтательное тело надевают ангелы для явления людям». В молчании было видение. Исполнились света предметы. И воссиял лик Великого Гостя. И замкнул Он уста, и скрестил руки, и струился светом каждый волос Его. И бездонно пристально сияли очи Его.

В бережности принёс Пламенный весть обновлённого, благословенного мира. Тайностью Он дал знак ко благу. В дерзании Он напомнил о Несказуемом. Без устали в часы дня и ночи будит Он сердце человеческое. Он сказывает приказ к победе духа, и каждый поймёт и примет его на языке своего сердца.

Кто же запечатлел Ангела Благое Молчание? Образ Его — писем поморских. Но не только от полуночного моря тайна сия. В ней ясен и покрытый лик вестника Византии. В ней и тайна Креста. Запечатлён Ангел Молчания тою же рукою и мыслью, что сложила образ Софии — Премудрости Божией. Пламенны крылья устремлённой Софии, пламенны же и крыла Ангела Благого Молчания. Огненны кони, Илию возносящие. И пламенное крещение над апостолами. Всё тот же огнь, Агни всеведения и возношения, который проникает всё Сущее и перед которым слово не нужно».

Рерих раскрывает духовную суть сокровенного Образа, как бы приоткрывает завесу над тайной его появления. В другом очерке он пишет: «И «Премудрость» Божья мчится на коне огненном, и «Ангел Благое Молчание» тоже непременно огненный. Первописатели этих символов понимали их не как отвлечённое мудрование, но как незыблемую истину, как действительность» (Пламень вещей). Читая эти строки, мы понимаем, что икона, как отражение Божественного начала, и не может явиться иначе, чем путём личного духовного опыта художника. Рерих напоминает о пламенных видениях, явленных светочам духа, которые запечатлевались ими затем в виде Священных образов, и повествует об этом так, как мог сказать лишь переживший эти озарения: «В молчании было видение. Исполнились света предметы. И воссиял лик Великого Гостя. И замкнул Он уста, и скрестил руки, и струился светом каждый волос Его. И бездонно пристально сияли очи Его».

В своих стихах и статьях Рерих не раз запечатлеет эти пламенные прикасания Мира Высшего:

. Ты. проходишь в тишине и молчаньи.
Глаза Твои могут сверкать,
голос Твой может греметь.
И рука может быть тяжела
даже для чёрного камня.
Но Ты не сверкаешь,
Ты не гремишь,
И не дашь сокрушенья. Знаешь,
что разрушенье ничтожней покоя.
Ты знаешь, что тишина
громче грома. Ты знаешь,
в тишине приходящий и
уводящий.

Читайте так же:  Молитва на любовь человека

«Он — всегда жданный, всегда внутренне ощущённый. Он — запечатлённый в глазу и всё же незримый. Он — пламенный и рассеявший тьму.

Он укажет путь, всегда новый, нежданный в своём несказуемом значении. Он придёт в минуту последнюю, там, где вера и под пламенем жара продолжает цвести благоухание. Он знает, как может трепетать сердце. Он умеет направить на путь кратчайший.

Он идёт неслышно, и ветка не хрустнет. Он проходит, и скалы сокрушаются. Он поспешает — и гром гремит, и сияет молния».

О чём же несёт нам весть пламенный Вестник? О чём предупреждает своим молчаливым ангельским языком? — «Без устали в часы дня и ночи будит Он сердце человеческое», неся людям «весть обновлённого, благословенного мира», и в душе каждого, кто «поймёт и примет его на языке своего сердца», загораются огни Нового Мира.

«Бог есть огонь, согревающий сердца», — говорит преподобный Серафим. Когда говорим о прекрасном, о тайнах сердца, то прежде всего имеются в виду прекрасные, творящие мысли. Как самые нежные цветы, их нужно растить, нужно поливать непрестанно радостными струями Благодати. Нужно ежедневно учиться чётко и благостно мыслить. Нужно научиться мечтам — этим высшим ростками мысли. Дерзнём! Не убоимся мечтать в высоте.

Пламенная мечта — порог Благодати.

Огнь и мысль. Пламенны крылья Софии — Премудрости Божией» (Держава Света).

* «Зерцало Великое» — памятник переводной русской литературы XVII в. религиозно-нравоучительного характера.

СПАС БЛАГОЕ МОЛЧАНИЕ. XIX в. Поморское письмо

Ангел благого молчания,
Властно уста загради
В час, когда силой страдания
Сердце трепещет в груди!

Ангел благого молчания,
Радостным быть помоги
В час, когда шум ликования
К небу возносят враги!

Ангел благого молчания,
Гордость в душе оживи
В час, когда пламя желания
Быстро струится в крови!

Ангел благого молчания,
Смолкнуть устам повели
В час, когда льнет обаяние
Вечно любимой земли!

Ангел благого молчания,
Душу себе покори
В час, когда брезжит сияние
Долгожеланной зари!

В тихих глубинах сознания
Светят святые огни!
Ангел благого молчания,
Душу от слов охрани!

Достигшей немого отчаянья,
давно не молящейся Богу,
иконку «Благое Молчание»
мне мать подарила в дорогу.

И ангел Благого Молчания
ревниво меня охранял.
Он дважды меня не нечаянно
с пути повернул. Он знал…

Он знал, никакими созвучьями
увиденного не передать.
Молчание душу измучит мне,
и лжи заржавеет печать…

Стихотворение Ольги Фёдоровны Берггольц написано в 1952 году. В это время военная тема продолжает занимать важное место в литературе. Однако власть призывала писателей сосредоточиться на послевоенных проблемах восстановления страны, мироустройства, на выражении идей развития и процветания Советского Союза. О тяготах военной и послевоенной жизни, правде блокадного Ленинграда вынуждали молчать. Даже майский День Победы в эти годы не являлся большим государственным праздником и выходным днем.

К 1952-му году созидательный пафос, социальный оптимизм, которого власть ждала и требовала от литературы, вошли в резкое противоречие с принципами творчества поэтов, в лирике которых преимущественно была отражена личная драма. Суровая критика считала, что авторы ни в коем случае не должны писать о своем пережитом опыте. Осуждались произведения и авторов-бытописателей, обличающих в своих текстах негативные явления действительности, неприглядность советских порядков.

Анна Ахматова и Ольга Берггольц

Произведения, которые противоречили духу партии, уничтожались, а их создатели попали в обстановку откровенной травли. Серьезные обвинения обрушивались на многих литературных деятелей. Профессиональные литераторы не имели возможности публиковать свои произведения, их исключали из Союза писателей, лишали средств. Любые произведения, в которых наблюдался отрыв искусства и литературы от «единственно верной» идеологии, признавались безыдейными и осуждались. Под такой безжалостный контроль попали не только многие поэты и прозаики (Гроссман, Платонов, Исаковский, Твардовский, Алигер и др.), но и крупные журналы («Ленинград», «Звезда»). Абсурдные обвинения и откровенные ругательства звучали в адрес Анны Ахматовой и Михаила Зощенко. Зощенко был объявлен «пошляком и подонком литературы», мыслящим преступно, по-антисоветски. Поэзию Ахматовой именовали «пустой, безыдейной». Мировоззрение поэтессы было определено как чуждое народу, а сама Ахматова была названа «не то блудницей, не то монахиней, у которой блуд смешан с молитвой».

Зощенко Михаил Михайлович. Фотопортрет. 1934 г.

Известный поэт, ученик Николая Гумилёва, Николай Тихонов, который когда-то был членом литературного объединения «Серапионовы братья» вместе с Зощенко, был уволен с поста председателя правления Союза писателей СССР. Ольгу Берггольц не печатали, так как она когда-то тесно общалась с опальной Анной Ахматовой.

Над авторами нависала прямая угроза ареста. В этих условиях Ольга Берггольц, которая не могли вычеркнуть из жизни и творчества события войны, пишет стихотворение «Отрывок».

Видео (кликните для воспроизведения).

Ольгу Фёдоровну Берггольц (1910–1975) называли музой блокадного Ленинграда. Ее стихотворения практически каждый день звучали в эфире ленинградского радио, ее слово воодушевляло жителей города, помогало им бороться.

Берггольц выросла в религиозной семье. В дневниках она описывает свое состояние после литургии в деревянной церкви Казанской иконы Богоматери: «Выходя, я бросила прощальный взгляд и подумала: “Хорошо, если бы в душе каждого человека была такая церковка!”» Позднее она вспоминала: «Я очень горячо верила в Бога, в силу молитвы, и светлый, горячий восторг, который нередко охватывал меня в церкви на богослужениях, помню до сих пор».

В 20-х годах активизировалась антирелигиозная комиссия. Узнав о кампании по вскрытию мощей, Ольга откликается на эти события так: «Мы молчали и молча помогали отбирать святые храмы, мы отдавали все это сами — мы, православные христиане, славящиеся своим благочестием! И теперь наших царей вскрывают, поругивают, а мы… молчим. Что же?! Мы, вероятно, будем молчать до тех пор, пока нас не будут расстреливать. Так, за здорово живешь».

Берггольц много раз бывала у Анны Андреевны Ахматовой. После одной из таких встреч Ольга делает в дневнике отчаянную запись: «Её собрание сочинений “допустили к печати»”, выкинув колоссальное количество стихов. Слова Бог, Богородица — запрещены. Подчеркнуты и вычеркнуты. Сколько хороших стихов погибло!»

Личная жизнь Ольги Берггольц складывалась несчастливо: она потеряла троих детей, ее первого мужа расстреляли, а второй, литературовед Молчанов, болевший эпилепсией, погиб в блокадные годы. В 30-е годы она работала корреспондентом, редактором, выпустила несколько книг. Но в 1938 году ее ложно обвинили в участии в контрреволюционном заговоре против власти. Находясь под арестом, родив мёртвого ребенка, она сама чуть не поплатилась жизнью. Через полгода Берггольц отпустили. Об этом поступке она записала в дневниках: «Вынули душу, копались в ней вонючими пальцами, плевали в нее, гадили, потом сунули ее обратно и говорят: “живи”».

Читайте так же:  Молитва на удачу Степановой

В блокадные годы Берггольц работала в литературно-драматической редакции радио Ленинграда. Она практически каждый день вела радиопередачи, сопереживая ленинградцам, поддерживая их поэтическим словом, внушая жителям веру в победу над страданиями.

Хроника блокадного Ленинграда: Санитарки оказывают помощь пострадавшим от вражеского обстрела

Так как Берггольц была журналисткой, она имела возможность выбираться из осажденного города в Москву по направлению Радиокомитета. Она переживала, что тот ужас, который испытывает блокадный город, замалчивается за стенами Ленинграда. Об одной из московских командировок в 1942 году Берггольц вспоминает: «Здесь — заговор молчания вокруг Ленинграда, о Ленинграде правды не знают, правду о нем говорить запрещено. Будет ли возможность сказать когда-нибудь правду о Ленинграде, будет ли она когда-нибудь сказана?»

В ее произведениях часто звучал молитвенный призыв. Поэтесса никогда не скрывала, что она верующий человек, и использовала в стихотворениях религиозные образы и мотивы. Так, в своём стихотворении «Ленинградская осень» (1942) блокадного периода она пишет:

Вот женщина стоит с доской в объятьях;
угрюмо сомкнуты её уста,
доска в гвоздях — как будто часть распятья,
большой обломок русского креста.

Мария Берггольц, сестра поэтессы, оставила воспоминания о том, как на сороковой день смерти Ольги в 1975 году её муж отправился подавать поминальную записку. У него спросили: «Скажите, это не об Ольге Берггольц?» Муж ответил, что о ней. Тогда церковный служащий указал на целую гору записок – все они были за Ольгу Берггольц. На самом богослужении имя Ольги звучало много-много раз. Так была выражена любовь народа к ней.

Тема молчания, его необходимости, становится одной из ключевых в творчестве и жизни Ольги Берггольц. Стихотворение «Отрывок» написано поэтессой в 1952 году. Оно — взгляд в блокадное прошлое. В нем тема молчания — ведущая. Поэтесса всегда переживала о том, что не имеет возможности говорить о военной правде во весь голос.

Памятник музе блокадного Ленинграда в Петербурге

Стихотворение предельно автобиографично и исповедально. В его основе — личные переживания автора, факты из жизни Берггольц. Однажды мама поэтессы подарила ей икону «Ангел Благое Молчание», которую Ольга хранила всю свою жизнь. Молчаливая надежда, безропотность, которые символизирует эта икона, молитва перед этим образом, помогли Берггольц не погибнуть в военные годы. Во весь голос она говорила в своем запретном дневнике, который опубликовали только в начале XXI века. Она писала: «Сегодня Коля закопает эти мои дневники. Всё-таки в них много правды… Если выживу — пригодятся, чтобы написать всю правду».

Страница из дневника Берггольц

В стихотворении есть несколько загадочных строк: Берггольц пишет о том, что ангел Благого Молчания дважды повернул ее с пути. Нельзя с точностью сказать, что имеет в виду автор. Но речь определенно идет о событиях, в которых Ольга видела Божий Промысл. Возможно, что здесь она вспоминает не только свое пребывание в блокадном Ленинграде, но и довоенные репрессии, когда поэтессу дважды арестовывали.

Спас Благое Молчание — именно этот иконографический образ упоминается в тексте стихотворения Ольги Берггольц. Это очень редкий тип изображения Иисуса Христа. Здесь он предстает до своего воплощения и явления людям — в виде Ангела. Появление этого образа исследователи относят к XV веку.

Руки Ангела прижаты к груди, как во время таинства Причастия. Это жест молитвенного смирения, покоя и жертвенности. Нимб вокруг ангельской головы подобен восьмиконечной звезде, которую образуют два квадрата. Один из них обозначает Божественную природу Творца, а другой — непостижимость Божества.

Икона трудна для толкования. Считается, что основой символизма этого образа стали слова ветхозаветного пророка Исаии, предвещающие страдания Христа: Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих (Ис 53:7). Ангел здесь — это олицетворение того великого смирения и покорности, с которыми Христос принял страдания и смерть.

Это созвучно мотивам стихотворения Берггольц — молчаливое недеяние перед лицом гибели, страха и страданий. У Берггольц молчание окрашено в мучительные тона. Для нее молчание было необходимо для того, чтобы выжить, и именно эта икона помогала ей в этом молчании.

Спас являет собой пример внутренней молитвы и будто призывает к ней созерцающего икону. Молчание здесь — символ смирения. Оно оказывается выше, благостнее любого гласа. И в этом безмолвии заключена великая тайна и спасение.

В марте 1999года я оказалась в США в группе победителей конкурса преподавателей из России. Не вдаваясь в детали, замечу, что большинство из нас понимали цель подобных программ – показать прелесть американского образа жизни и мышления, увлечь нас им, чтобы мы затем несли «эту прелесть» дальше. Всё происходило в рамках международного сотрудничества, а для нас, надеюсь, для большинства, — по принципу «Васька слушает, да ест», так как нас уж очень широко ознакомили с историей и культурой страны, что, конечно, интересно.

23 марта (Канун Дня Света) мы стояли перед зданием Конгресса США, когда из него вышли 2 члена Парламента и объявили, что «…конгресс одобрил решение НАТО по поводу бомбардировки Югославии, заявив, что мы свято верим в демократию, а в Югославии были нарушены демократические ценности свободы, нужна наша защита…» и т.д.

Все мы помним наше, российское отношение к этому событию, я была несколько в угнетённом состоянии после такого заявления для прессы, но так как ещё до этого запланировала посещение Библиотеки Конгресса по просьбе товарища – искусствоведа творчества Н.К.Рериха, решила всё же пойти в Библиотеку. У них там собрано очень много материалов по России. Прочитала отдельные рассказы князя Сергея Щербатова «Художник в ушедшей России» о многих известных деятелях культуры России начала 20 века, в том числе и о Н. К. Рерихе. Я только просмотрела книгу,- хороший слог, всё же известный интеллигент писал, довольно красочно написано, но то, что Щербатов написал о Николае Константиновиче, может написать только вражина, ненавидящий Рериха и его идеи.
Читайте так же:  Молитвы знаменный распев

Ангел благого молчания,
Властно уста загради
В час, когда силой страдания
Сердце трепещет в груди!

Ангел благого молчания,
Радостным быть помоги
В час, когда шум ликования
К небу возносят враги!

Ангел благого молчания,
Гордость в душе оживи
В час, когда пламя желания
Быстро струится в крови!

Ангел благого молчания,
Смолкнуть устам повели
В час, когда льнет обаяние
Вечно любимой земли!

Ангел благого молчания,
Душу себе покори
В час, когда брезжит сияние
Долгожеланной зари!

В тихих глубинах сознания
Светят святые огни!
Ангел благого молчания,
Душу от слов охрани!

7 мая 1908
Валерий Брюсов

Грудь ли томится от зною,
Страшно ль смятение вьюг,—
Только бы ты был со мною,
Сладкий и радостный друг.

Ангел благого молчанья,
Тихий смиритель страстей,
Нет ни венца, ни сиянья
Над головою твоей.

Кротко потуплены очи,
Стан твой окутала мгла,
Тонкою влагою ночи
Веют два легких крыла.

Реешь над дольным пределом
Ты без меча, без луча,—
Только на поясе белом
Два золотые ключа.

Друг неизменный и нежный,
Тенью прохладною крыл
Век мой безумно-мятежный
Ты от толпы заслонил.

В тяжкие дни утомленья,
В ночи бессильных тревог,
Ты отклонил помышленья
От недоступных дорог.

Федор Сологуб
1908

Спас Благое Молчание — иконографический тип изображения Иисуса Христа, представляющий Его в виде Ангела Великого Совета, в ангельском чине, до воплощения, в виде юноши с крыльями за спиной, в белой далматике с широкими рукавами. Руки сложены крест-накрест и прижаты к груди. Нимб не кресчатый, восьмиконечный (единственный иконографический тип изображения Христа с нимбом данного вида), нимб Господа Саваофа.

Спас Благое Молчание. Россия. XIX век. Поморское письмо. Дерево, темпера. 35 х 30 см.
СПАС БЛАГОЕ МОЛЧАНИЕ — Иисус Христос, Который есть Предвечное Слово Божие, ипостась Троицы Живоначальной, — в образе Ангела Великого Совета (Ис. IX, 6), истинного Посланника — до Своего прихода к людям, до воплощения.
Он в белой мантии (далматике) с широкими рукавами, руки сложены крест-накрест и прижаты к груди. Нимб ещё не крестчатый, а подобен восьмиконечной звезде (единственный иконографический тип изображения Христа с нимбом Господа Саваофа). Звезду образуют два квадрата, один из которых обозначает божественность Творца-Вседержителя, другой знаменует собой мрак непостижимости Божества.
Иконография «Спаса Благое молчание» — святоотеческая и достаточно поздняя — не ранее XVI в.

Ангел Великого Совета. Именно так называют это изображение ангела на кресте известные собиратели 19-го века братья Ханенко. Сам ангел с зерцалом и мерилом в руках напоминает хорошо известное изображение архангела Михаила. Однако присутствие креста за спиной у ангела помогает увидеть в этом образе более глубокое богословское содержание. Ангел Великого Совета
Промысл Божий наделяет человека свободой, которая может быть направлена против него самого. Бог создает человека, который, как и Он, может принимать решения и выбирать. Человек может выбирать решения, направленные против Бога. Бог создает свободное существо, способное отказаться от Того, кто Его создал.
Бог создает человека свободным, чтобы призвать его к соединению с Собой. . Эта свобода от Бога: свобода есть печать нашей причастности Божеству, совершеннейшее создание Бога, шедевр Творца».

Вся информация об иконах, картинки и стихи об Ангеле Благого Молчания с сайта Православный Форум Апостола Андрея Первозванного.

Молитва о даровании молитвы
Многомилостиве Господи! Сподоби нас Божественного дарования святой молитвы, изливающейся из глубины сердечной; собери рассеянный наш ум, дабы всегда стремился он к Тебе, Создателю и Спасителю своему; сокруши разжженныя стрелы лукаваго, отторгающия нас от Тебя, угаси пламень помыслов, сильнее огня пожирающий нас во время молитвы; осени нас благодатию Пресвятаго Твоего Духа, дабы до скончания нашей грешной жизни Тебя Единаго любить всем сердцем, всею душею, и мыслию, и всею крепостию, и в час разлучения души нашей от бреннаго сего тела, о Иисусе Сладчайший, приими в руце Твои дух наш и помяни нас, егда приидеши во Царствие Твое. Аминь.

Молитва к Богоматери о семье моей
Владычице Преблагословенная, возьми под Свой покров семью мою, всели в сердца супруга моего (супруги моей) и чад наших мир, любовь и непрекословие всему доброму, не допусти никого из семьи моей до разлуки и тяжкаго расставания, до неисцельных болезней и преждевременныя и внезапныя смерти. А дом наш и всех нас, живущих в нем, сохрани от огненнаго запаления, воровскаго нападения, всякаго злаго обстояния, и страхования, и диавольскаго наваждения, да и мы купно и раздельно, явно и сокровенно будем прославлять Имя Твое Святое всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Молитва против вражией силы
Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, молитв ради Пречистыя Матери Твоея, святителей Василия Великаго и Киприана Карфагенскаго, получивших от Тебя власть изгонять духов нечистых, испепелять вражия козни, заговоры, порчи и наговоры преступных людей, вяжущих своих несчастных жертв сими словами и ввергающих в бездну отчаяния и скорби, умилосердствуй надо мною (имярек), страждущим (-ей), и всели в душу мою благодатную тишину, забвение всех лукавых помыслов, а сердца окрест меня стоящих смягчи, да пребывает мир и любовь в душах наших, да воистину прославится имя Твое святое, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Молитва о даровании молитвы Иисусовой
Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Имени Твоему поклоняются Ангели и человеки. Твоего Имени трепещут адские силы. Твое Имя — верных оружие на прогнание супостата. Твое Имя попаляет грехи и страсти. Твое Имя подает силу в подвигах, собирает воедино рассеянный ум и во исполнение заповедей Твоих обогащает добродетелями. Твое Имя творит чудеса и соединяет нас с Тобою, дарует нам мир и радость о Дусе Святе, в жизни же будущей — Царствие Небесное.
Сего ради аз, недостойный раб Твой, молюся Тебе: отжени от нас неведение духовное, просвети познанием Божественной истины и научи нас незаб-лудно, во смирении и внимательно, с чувством сокрушения, устами, умом и сердцем, по обету монашества, творити непрестанно молитву сию: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго». Ты бо рекл еси, Господи, пречистыми устами Своими: «Аще чесо просите во имя Мое, Аз сотворю». Се молитвами Пречистыя Матере Твоея и преподобных отец наших, о Имени Твоем прошу молитвы Пресвятаго Всемогущего Имени Твоего. Услыши мя, обещавший услышати всех призывающих Тя во истине. Твое бо есть еже миловати, и спасати, и даровати молитву молящемуся во славу Твою со Отцем и Святым Духом. Аминь.

Читайте так же:  Молитва Николаю Чудотворцу о снятии порчи на деньги

Молитва пред иконой «Благое молчание»
Положи, Господи, хранение устом моим, — так взывает к Тебе псалмопевец царь Давид, такожде и я безплодно взываю к Тебе: наложи на уста моя запрет благаго молчания и даждь ми безсловесное делание молитвы Твоей Иисусовой. Излей на душу мою цельбоносный елей радования о сем благом молчании хотя бы на малое время, ибо ведаю я, что многоглаголание отгоняет благодать и погубляет теплоту души.
Подобно тому, как Ты, Господи, на Голгофе в молчании висящий, и среди молчания предсмертного возвестил волю на Матерь Свою и возлюбленного ученика Своего Иоанна, подобно этому и я, в слезном молчании пред ликом «Благое молчание» стоящий, прошу Тебя: покрой мое многословие, и приведи меня к пристани благаго молчания, связующаго уста мои на сие богомудрое делание, и введи меня в пустыню сердца моего, где обитает безмолвие ума.
Научи меня, трепетно исповедующаго сие благое молчание, прибегать к Тебе чрез лики в благом молчании пребывающих Пречистыя Матери Твоея и Святаго Апостола, Сына Грома и благаго молчания, Иоанна Богослова.
За молитвы их и предстательство безмолвника Исихия и прочих ведомых и неведомых в забвении времен и мест безмолвников и молчальников помилуй мя, грешнаго. Аминь.

Решение федеральных телеканалов никак не освещать варварское убийство четырехлетней девочки ее няней, приехавшей в Москву из Узбекистана, вызывает двоякое чувство.

С одной стороны, вроде бы понятно желание избежать демонстрации на телеэкране подробностей этого дикого события, не акцентировать на нем дополнительно внимание, не использовать трагедию в качестве информационного повода. Когда-то давным-давно господин Невзоров, объясняя свое видение того, что есть журналистика, очень откровенно и по-своему искренне говорил о том, что журналист это тот самый человек, который вполне сознательно говорит о веревке в доме повешенного. Безусловно, сегодня немало информационных ресурсов, для которых журналистика и есть такой – практически не прекращающийся – разговор. Именно они и сочли возможным выложить в сеть видео женщины с головой девочки в руке, совершенно не заботясь о том, как это повлияет на психику отдельных представителей их аудитории и не спровоцирует ли кого-то из людей, балансирующих на грани той или иной патологии, на подобные же поступки (любой профессиональный психиатр скажет, что такая угроза всегда присутствует). С этой точки зрения решение руководства федеральных каналов может показаться логичным.

С другой стороны, было бы ошибкой видеть в произошедшем лишь некий частный, не связанный теснейшим образом с той реальностью, в которой мы живем, случай. И очередной раз обойдя вниманием давным-давно не только вызревшую, но и перезревшую проблему, не уделив ей наконец должного внимания, не сделав необходимых выводов, мы рискуем столкнуться спустя какое-то время с новыми трагедиями – не менее страшными и, возможно, более масштабными.

Мы много говорим сегодня о крахе мультикультурной модели в современной Европе, но совершенно очевидно, что наша миграционная политика (в большей степени, наверное, речь надо вести о реальной, нежели официальной) недостаточно сбалансирована – назовем это очень дипломатично так. Безусловно, сравнительно недавно, какие-нибудь 27 лет тому назад, мы жили в одной стране – СССР, жили вместе с теми народами, представители которых стали для нас впоследствии иностранцами, а их страны, бывшие союзные республики, превратились в зарубежье, пусть и ближнее. И надо сказать, что мы достаточно далеко за эти годы успели друг от друга уйти.

Кроме того, в прошлом осталось то, что связывало, до определенной степени “унифицировало” нас прежде: советская идеология, принципы “дружбы народов”, заботившаяся об их реализации система государственной безопасности и правоохранительных органов. Сегодня, приезжая в Россию на заработки, в надежде на лучшие условия жизни или просто в попытке сбежать от чего-то у себя на родине, выходцы из ближнего зарубежья приезжают как иностранцы, как носители иной культуры, обладающие совершенно отличным от нашего менталитетом, это люди, сформировавшиеся под влиянием принципиально иных традиций.

Игнорировать эту данность вновь и вновь, уподобляясь той не умеющей летать птице, которая быстро бегает, но, как принято думать, предпочитает прятать голову в песок, очень опасно, причем, как показывают события, подобные последнему, зачастую опасно смертельно. Можно уходить от острых вопросов, считая, что не пришло время не только для их решения, но и даже для обсуждения, но вот только они никуда не уйдут от нас, останутся в нашей жизни и будут день за днем менять ее – отнюдь не в лучшую сторону.

Нет никакого сомнения, что, с точки зрения правильного построения межнациональных отношений опасно не своевременное решение назревших в данной области проблем, а их затушевывание. Если необходимые меры для снятия существующей напряженности приняты не будут, напряженность будет лишь нарастать. А к чему это приводит, известно очень хорошо – к уже неконтролируемым “прорывам”. И кто и как этим может пользоваться, как крайне эффективным инструментом для еще большего раскачивания и раскалывания нашего действительно многонационального общества, известно, пожалуй, не хуже.

Вот из этого-то исходя, отсутствие реакции на произошедшее со стороны федеральных каналов скорее внушает тревогу, нежели успокаивает: слишком это похоже на наивную надежду на то, что все рассосется как-то само собой, что разница в менталитетах, оторванность человека от привычной для него среды, религиозный (или псевдорелигиозный) экстремизм тут совершенно не причем.

Видео (кликните для воспроизведения).

И очень хотелось бы эту тревогу (а также и все прочие сопряженные с этим тревоги) развеять. Вот только как – непонятно. Остается, похоже, лишь задавать риторические вопросы друг другу и молиться. Но это уже совсем иная тема, к молчанию телеканалов никакого отношения не имеющая.

Благое молчание молитва
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here