Что означает молитва Отче наш

Предлагаем ознакомиться: Что означает молитва Отче наш с точным и подробным описанием.

Молитву «Отче наш» также называют молитвой Господней, потому как Сам Христос дал ее Своим ученикам в ответ на: «научи нас молиться» (Лук. 11:1).

Эту молитву христиане произносят каждый день в утреннем и вечернем правилах, читают ее перед едой, произносят ее в храмах, более того во время богослужения все прихожане поют ее вслух. Но, к большому сожалению, часто повторяя слова молитвы, мы не всегда осмысляем, а что же именно стоит за ее словами? Мы составили 10 основных вопросов о молитве «Отче наш» и попытались ответить на них.

1. МЫ НАЗЫВАЕМ БОГА — ОТЦОМ, ПОТОМУ ЧТО ОН ВСЕХ НАС СОЗДАЛ?

Нет, по этой причине мы можем называть Его — Создатель, или — Творец. Обращение же Отец предполагает вполне определенные личные отношения между детьми и Отцом, которые должны быть выражены прежде всего в уподоблении Отцу. Бог есть Любовь, поэтому и вся наша жизнь тоже должна стать выражением любви к Богу и к окружающим нас людям. Если этого не произойдет, то мы рискуем уподобиться тем, про кого Иисус Христос сказал: Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего (Ин 8:44). Ветхозаветные иудеи потеряли право называть Бога Отцом. Об этом с горечью говорит пророк Иеремия: И говорил Я: …ты будешь называть Меня отцом твоим и не отступишь от Меня. Но поистине, как жена вероломно изменяет другу своему, так вероломно поступили со Мною вы, дом Израилев, говорит Господь. …Возвратитесь, мятежные дети: Я исцелю вашу непокорность (Иер 3:20—22). Однако возвращение мятежных детей состоялось лишь с приходом Христа. Через Него Бог вновь усыновил всех, кто готов жить по заповедям Евангелия.

Святитель Кирилл Александрийский: «Позволить людям называть Бога Отцом может только сам Бог. Он даровал это право людям, сделав их сынами Божьми. И несмотря на то, что они удалились от Него и были в крайней злобе против Него, Он даровал забвение оскорблений и причастие благодати».

2. ПОЧЕМУ «ОТЧЕ НАШ», А НЕ «МОЙ»? ВЕДЬ, КАЗАЛОСЬ БЫ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА БОЛЕЕ ЛИЧНЫМ ДЕЛОМ, ЧЕМ ОБРАЩЕНИЕ К БОГУ?

Самое главное и самое личное дело для христианина — любовь к другим людям. Поэтому мы призваны просить у Бога милости не для себя только, но и для всех людей, живущих на Земле.

Святитель Иоанн Златоуст: «…Он не говорит: гОтче мой, Иже еси на Небесех“, но — Отче наш, и тем самым повелевает возносить молитвы за весь род человеческий и никогда не иметь в виду собственных выгод, но всегда стараться о выгодах ближнего. А таким образом и вражду уничтожает, и гордость низлагает, и зависть истребляет, и вводит любовь — мать всего доброго; уничтожает неравенство дел человеческих и показывает полное равночестие между царем и бедным, так как в делах высочайших и необходимейших мы все имеем равное участие».

3. ПОЧЕМУ «НА НЕБЕСАХ», ЕСЛИ ЦЕРКОВЬ УЧИТ, ЧТО БОГ — ВЕЗДЕСУЩ?

Бог действительно вездесущ. Зато человек всегда находится в определенном месте, причем не только телом. Мысли наши тоже всегда имеют определенное направление. Упоминание о Небесах в молитве помогает отвлечь наш ум от земного и направить его к Небесному.

Святитель Иоанн Златоуст: «Когда же говорит гна Небесех“, то этим словом не заключает Бога на небе, но отвлекает молящегося от земли».
«Да святится имя Твое»

4. ЗАЧЕМ СПЕЦИАЛЬНО ПРОСИТЬ ОБ ЭТОМ, ЕСЛИ БОГ И ТАК ВСЕГДА СВЯТ?

Да, Бог всегда свят, а вот мы сами далеко не всегда святы, хотя и называем Его Отцом. Но могут ли дети не походить на Отца? «Да святится имя Твое» — просьба о том, чтобы Бог помог нам жить праведно, то есть так, чтобы имя Его святилось и через нашу жизнь.

Святитель Иоанн Златоуст: «Да святится значит да прославится. Бог имеет собственную славу, исполненную всякого величия и никогда не изменяемую. Но Спаситель повелевает молящемуся просить, чтобы Бог славился и нашею жизнью. Об этом Он и прежде сказал: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф 5:16). … Сподоби нас, — как бы так учит нас молиться Спаситель, — так чисто жить, чтобы чрез нас все Тебя славили».
«Да приидет царствие Твое»

5. О КАКОМ ЦАРСТВЕ ИДЕТ РЕЧЬ? МЫ ПРОСИМ У БОГА, ЧТОБЫ ОН СТАЛ ВСЕМИРНЫМ ЦАРЕМ?

Царство Божие — слова, которые одновременно означают здесь два понятия:

1. Состояние обновленного мира после конца света и Страшного суда, в котором будут жить преображенные благодатью люди, наследовавшие это Царство.

2. Состояние человека, который, исполняя заповеди Евангелия, победил действие страстей, и через это дал в себе действовать благодати Духа Святого, которую каждый христианин получает в таинстве Крещения.

6. РАЗВЕ БОГ И БЕЗ ТАКОГО НАШЕГО ПРОШЕНИЯ НЕ ОСУЩЕСТВЛЯЕТ СВОЮ ВОЛЮ НА ЗЕМЛЕ?

Воля Божия осуществляется на земле не только Его непосредственным действием, но также и через нас, христиан. Если мы живем по заповедям Евангелия, значит — исполняем волю Божию. Если же нет — то эта воля останется неосуществленной в том месте, где мы ее не исполнили. И тогда — через нас — в мир входит зло. Поэтому, словами да будет воля твоя мы просим Бога уберечь нас от такой беды, и направить нашу жизнь к исполнению Его благой воли.

Блаженный Августин: «Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Служат Тебе Ангелы на небеси, да служим Тебе и мы на земле. Не оскорбляют Тебя Ангелы на небеси, да не оскорбляем Тебя и мы на земле. Как они творят волю Твою; так да творим и мы. — И здесь о чем молимся, как не о том, чтоб быть нам добрыми? Ибо воля Божия тогда бывает в нас, когда мы творим ее; а это и значит быть добрыми».
«Хлеб наш насущный даждь нам днесь»

7. ЧТО ОЗНАЧАЮТ СЛОВА «ХЛЕБ НАСУЩНЫЙ» И «ДНЕСЬ»?

«Насущный» значит необходимый для нашего существования; «днесь» значит сегодня. Таким образом, это прошение о том, что нам более всего необходимо в данный момент, на сегодняшний день. Слово «хлеб» святые отцы понимали здесь в двух значениях: хлеб как пища; и хлеб как Евхаристия.

Святитель Симеон Солунский: «Хотя мы просим и о небесном, но мы смертны и, как люди, просим для поддержания нашего существа еще и хлеба, зная, что и он — от Тебя. Прося только хлеба, мы не просим излишнего, но лишь необходимого для нас на настоящий день, так как мы научены не заботиться и о завтрашнем дне, потому что Ты печешься о нас и в настоящий день, будешь пещись и завтра, и всегда.

Читайте так же:  Молитва на исполнения желания в день рождения

Но и другой хлеб наш насущный даждь нам днесь — хлеб живой, небесный, всесвятое тело живого Слова. Это — хлеб насущный: потому что он укрепляет и освящает душу и тело, и не ядый его не имать живота в себе, а ядый его жив будет во век (Ин 6:51—54)».
«И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим»

8. БОГ ОТПУСКАЕТ ГРЕХИ ТОЛЬКО ТЕМ, КТО САМ ПРОСТИЛ СВОИХ ОБИДЧИКОВ? А ПОЧЕМУ БЫ ЕМУ НЕ ПРОСТИТЬ ВСЕХ ВООБЩЕ?

Богу не присущи обида и месть. В любое мгновение Он готов принять и простить каждого, кто обратится к Нему. Но отпущение грехов возможно лишь там, где человек отказался от греха, увидал всю его разрушительную мерзость и возненавидел его за те беды, которые грех принес в его жизнь и в жизнь других людей. А прощение обидчиков — прямая заповедь Христа! И если мы, зная эту заповедь, все же не исполняем ее, значит мы — грешим, и грех этот для нас настолько приятен и важен, что мы не желаем отказываться от него даже ради Христовой заповеди. С таким грузом на душе войти в Царство Божие невозможно. Только виной этому не Бог, а мы сами.

Святитель Иоанн Златоуст: «Это отпущение первоначально зависит от нас, и в нашей власти состоит суд, о нас произносимый. Чтобы никто из неразумных, будучи осуждаем за великое или малое преступление, не имел оснований жаловаться на суд, Спаситель тебя, самого виновного, делает судиею над самим собою и как бы так говорит: какой ты сам произнесешь суд о себе, Такой же суд и Я произнесу о тебе; если простишь своему собрату, то и от Меня получишь то же благодеяние».
«И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого»

9. РАЗВЕ БОГ КОГО-НИБУДЬ ИСКУШАЕТ ИЛИ ВВОДИТ В ИСКУШЕНИЕ?

Бог, конечно же, никого не искушает. Но вот преодолеть искушения без Его помощи мы не в состоянии. Если же мы, получая эту благодатную помощь, вдруг решим, что можем жить добродетельно и без Него, тогда Бог отнимает от нас Свою благодать. Но делает Он это не ради мести, а чтобы мы на горьком опыте могли убедиться в собственном бессилии перед грехом, и вновь обратились к Нему за помощью.

Святитель Тихон Задонский: «Этим словом: „не введи нас во искушение“, — молим Бога, чтобы Он сохранил нас Своею благодатью от искушения мира, плоти и дьявола. А хотя и впадем в искушения, о том просим, чтобы не попустил нам быть ими побежденными, но помогал бы их одолеть и победить. Из этого видно, что без Божией помощи мы бессильны и немощны. Если бы мы сами могли противиться искушению, не было бы повелено нам просить в этом помощи. Этим научаемся, как только почувствуем находящее на нас искушение, тотчас Богу молиться и просить у Него помощи. Учимся из этого на себя и свою силу не надеяться, но на Бога».

10. КТО ЭТО ТАКОЙ — ЛУКАВЫЙ? ИЛИ — ЛУКАВОЕ? КАК ПРАВИЛЬНО ПОНИМАТЬ ЭТО СЛОВО В КОНТЕКСТЕ МОЛИТВЫ?

Слово лукавый — противоположно по смыслу слову прямой. Лук (как оружие), излучина реки, знаменитое Пушкинское лукоморье — всё это слова, родственные слову лукавый в том смысле, что обозначают некую кривизну, нечто непрямое, искривленное. В молитве Господней лукавым назван дьявол, который изначально был сотворен светлым ангелом, но своим отпадением от Бога исказил собственную природу, искривил ее естественные движения. Любое его действие тоже стало искаженным, то есть лукавым, непрямым, неправильным.

Святитель Иоанн Златоуст: «Лукавым здесь называет Христос дьявола, повелевая нам вести против него непримиримую брань, и показывая, что он таков не по природе. Зло зависит не от природы, но от свободы. А что преимущественно дьявол называется лукавым, то это по чрезвычайному множеству зла, в нем находящегося, и потому, что он, не будучи ничем обижен от нас, ведет против нас непримиримую брань. Потому Спаситель и не сказал: гизбави нас“ от лукавых, но: от глукавого“, и тем самым научает нас никогда не гневаться на ближних за те оскорбления, какие мы иногда терпим от них, но всю вражду свою обращать против дьявола, как виновника всех зол».

Богу внятны только те молитвы, которые когда произносит молящийся, понимает, что говорит и чувствует…

Так, кто говорит Богу в молитве: да приидет царствие Твое, а не знает, как приходит сие царствие, не зная же, не готовится к принятию его и ничего не делает, что требуется с его стороны к получению его, возможно ли, чтобы пришло к нему сие царствие? Какая потому польза, что говорит он в молитве:да приидет царствие Твое? Господь говорит в святом Евангелии: покайтеся, приближися бо царствие Божие. Итак, хочешь, чтобы пришло к тебе царствие сие? Кайся. Если не покаешься, сколько ни говори: да приидет царствие Твое, не придёт оно к тебе.

Царствие Божие в нас есть, когда Бог бывает с нами в единении, благодатью Пресвятого Духа.

Желаешь ли ты, грешник, искренне святости, ревнуешь ли ты, обладаемый от врага, губителя-диавола, мирного Царствия Божия, во-первых, в тебе самом, а затем – и во всех людях; хочешь ли искренне исполнять волю Божию праведную, всеблагую и желаешь ли и молишь ли Бога, чтобы все люди познали и исполняли волю Отца нашего Небесного? Говорим мы всякий день эти слова молитвы Господней без глубокого понимания их смысла и бросаем их как бы на ветер, и потому нет в нас благой перемены…

Если воистину ты называешь Бога Отцем своим, то надейся же на Него, как на Отца единого, всеблагого, всемогущего, премудрого, неизменяемого в любви Своей и во всех совершенствах.

Читайте «Отче наш», да не лгите: Остави нам долги наша, якоже и мы оставляем….

…Молиться же об этом должно:

Во-первых, с чистым намерением – да будет воля Твоя, ибо я, сердечно желая следовать ей бескорыстно, не ради награды или приобретения чего-либо, и не потому, что Ты, Господи, обогатил меня щедротами Своими и оградил меня от противников моих, как в этом упрекал сатана праведного Иова пред Богом ( Иов. 1:9-10 ), и не по страху вечных мук гееннских, но в простоте сердца следую воле Твоей, желаю, чего Ты желаешь, потому только, что Ты того хочешь, что такова Твоя воля, Боже мой!

Во-вторых, молиться должно с любовью: да будет воля Твоя! – одного я здесь ищу и одно мыслю, чтобы во всем совершалась воля Твоя, Господи! Да величество имени Твоего, Боже мой, распространится и прославится чрез меня непотребного раба Твоего. Это одно считаю для себя величайшей честью и наградой, чтобы я достоин был благоугождать Тебе, Создатель мой, Который даровал мне разум и свободную волю как залог ближайшего общения с Тобою, моим Творцом и Спасителем.

Читайте так же:  Какие молитвы читать перед операцией на ногу

Святитель Иоанн, митрополит Тобольский

Первая часть, предисловие: Отче наш, Иже еси на небесех!, учит следующему.

1) Молящийся должен приходить к Богу не только как создание Его, но и как сын Его по благодати.

2) Он должен быть сыном Православной Церкви.

3) Не должен сомневаться в получении просимого от Премилосердного Отца.

4) Так как Бог — это Отец всех, то и мы должны жить, как братья.

5) Слово «на небесех» наставляет нас возводить наш ум от земного к небу. Кроме этого нужно сказать, что хотя Бог и везде присутствует, но на небесах особенно сияет Его благодать, насыщающая праведных, и богатство дивных Его дел.

Вторая часть — это прошения, которых семь:

В этом прошении мы умоляем, во-первых, о даровании нам жизни благочестивой и добродетельной, чтобы всякий, смотря на нее, прославлял имя Божие; во-вторых, о том, чтобы неведущие обратились к православной вере и прославили бы с нами Отца Небесного; и, в-третьих, о том, чтобы носящие имя христианина, но препровождающие жизнь во зле и мерзостях, отстали от своих пороков, которыми злословится вера и Бог наш.

2. Да приидет царствие Твое.

Этим мы просим, чтобы не грех, а Сам Бог царствовал во всех нас Своей благодатью, правдой и благоутробием. Кроме этого, прошение содержит и ту мысль, что человек, находясь под благодатью Божией и чувствуя небесное веселие, презирает мир и желает получить Божие царство. Наконец, здесь мы молим и о том, чтобы ускорено было Его Второе Пришествие.

3. Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.

Мы умоляем здесь о том, чтобы Бог не попустил нам препровождать жизнь нашу по нашей воле, но чтобы управлял ею, как Ему угодно, и чтобы не было у нас противления воле Его, но чтобы повиновались Ему во всем. Кроме того, здесь имеется в виду и та мысль, что без попущения воли Божией не может прийти на нас ничто, ни от кого и никогда, лишь бы только мы жили по воле Его.

4. Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Мы просим здесь, во-первых, чтобы Бог не лишил нас проповеди и познания Своего святого слова, ибо слово Божие — это душевный хлеб, без которого человек погибает; во-вторых, чтобы сподобил Он нас общения Тела и Крови Христовой; и, в-третьих, чтобы даровал нам все необходимое для жизни и соблюл все это в мире этом в достатке, но без излишества. Слово же «днесь» означает время нашей настоящей жизни, ибо в будущем веке мы будем наслаждаться лицезрением Божиим.

5. И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим.

Здесь мы просим о том, чтобы Бог даровал нам прощение грехов, ибо под долгами здесь разумеются грехи. Это прошение учит нас тому, чтобы мы сами прощали долги нашим должникам, то есть, чтобы прогневавшим и озлобившим нас мы прощали все их преступления. Кто не прощает ближнему, тот всуе творит молитву сию, ибо тогда ему и Богом не прощаются грехи, и даже сама молитва его является грехом.

6. И не введи нас во искушение.

Этим мы просим, во-первых, чтобы мы были свободны от искушений, приходящих от мира, плоти и дьявола и движущих нас ко греху, и от еретиков, гонящих Церковь и прельщающих наши души лживыми учениями и другими способами; и, во-вторых, чтобы в случае страдания за Христа Бог укрепил нас благодатью Своей к претерпению мук даже до конца, дабы мы приняли конец мучения и дабы не попустить страдать выше сил наших.

7. Но избави нас от лукаваго.

Здесь мы умоляем, во-первых, о том, чтобы сохранил нас Бог от всякого греха и от дьявола, возбуждающего ко греху; во-вторых, о том, чтобы Он избавил нас в этой жизни от всяких бедствий; в-третьих, чтобы во время смерти Он отогнал от нас врага, желающего поглотить души наши, а нам послал Ангела, хранящего нас.

Третья часть, или заключение: Яко Твое есть царство и сила, и слава во веки. Аминь.

Это заключение согласно с предисловием, ибо как предисловие учит, что мы получим просимое от Отца Премилосердного, так и заключение это показывает, что мы получим требуемое у Него. Ведь Его весь мир, Его — сила и Его — слава, для которой мы и должны просить. Слово же Аминь означает: «Да будет так», или «Ей, ей». Это заключение может говорить и простолюдин наедине, без иерея.

Когда молимся, пусть Отец познает слова Своего Сына. Обитающий внутри нас, в сердце, да будет и в речи. Так как Он ходатай у Отца за грехи наши, то, молясь о грехах наших, будем мы, грешники, употреблять и слова нашего Ходатая. Он говорит, что о чем бы мы ни просили Отца во имя Его, даст нам ( Ин. 16:23 ); поэтому не тем ли вернее получим мы просимое во имя Христово, если будем просить Христовой молитвой?

Учитель мира и Наставник единства прежде всего не хотел, чтобы молитва была совершаема врозь и частно, так, чтобы молящийся молился только за себя. В самом деле мы не говорим: Отче мой…

Человек новый, возрожденный и восстановленный своим Богом, по Его благодати, прежде всего говорит: Отче, потому, что соделался уже сыном Его… О, какое к нам снисхождение, какое обилие благоволения и благости Господа, когда Он дозволил нам при совершении молитвы перед лицом Божиим называть Бога Отцом, а себя именовать сынами Божиими так же, как и Христос есть Сын Божий! Никто из нас не дерзнул бы употребить это имя в молитве, если бы Он Сам не позволил нам так молиться. Называя же Бога Отцом, мы должны помнить и знать, возлюбленнейшие братья, что нам надлежит и поступать как сынам Божиим, чтобы как мы сами радуемся о Боге Отце, так и Он радовался о нас…

Видео (кликните для воспроизведения).

…После сего мы говорим: да святится имя Твое, – не в том смысле, будто мы желаем Богу, да святится Он нашими молитвами; но мы просим у Него, чтобы имя Его святилось в нас… Затем в молитве следует: да приидет Царствие Твое. Мы просим о пришествии к нам Царства Божия в таком же смысле, в каком молим Бога, чтобы святилось в нас Его имя…

Далее мы присовокупляем следующие слова: да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли, – не с тем, чтобы Бог вследствие нашей молитвы делал что хочет, но чтобы мы могли делать угодное Ему… Имея тело из земли, а дух с неба, будучи сами землею и небом, мы молимся, да будет в том и другом, т. е. в теле и в духе, воля Божия…

Читайте так же:  Молитва чтобы у человека прошла боль

Продолжая молитву, мы произносим следующее прошение: хлеб наш насущный даждь нам днесь. Это можно понимать как в духовном, так и в простом смысле, потому что и тот и другой, по божественному дарованию, равно благоприятствует спасению. Христос есть хлеб жизни, и этот хлеб не всех, но только наш…

Можно это понимать и так: отрекшись от века сего и по вере духовной благодати отказавшись от его богатств и почестей, памятуя наставление Господа, Который говорит: иже не отречется всего своего имения, не может быти Мой ученик ( Лк. 14:33 ), мы просим одной только пищи и пропитания. Кто сделался учеником Христовым, тот, по слову Учителя, отказываясь от всего, и должен просить только дневного пропитания и в молитве не простирать далее своих желаний, имея в виду заповедь Господа, сказавшего: не пецытеся на утрей, утрений бо собою печется: довлеет дневи попечение его ( Мф. 6:34 )…

После сего мы молимся и о грехах наших, говоря: и остави нам долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим. По испрошении пищи испрашивается отпущение грехов, чтобы человек, питаемый Богом, и жил в Боге, и заботился не только о временной, но и о вечной жизни, – а ее можно достигнуть, если прощены будут грехи, которые Господь в Своем Евангелии называет долгами… К этому Господь ясно присовокупил и прибавил закон, ограничивающий нас известным условием и обетом, по которому мы должны просить, чтобы нам оставлены были долги так, как и мы оставляем должникам нашим, зная, что не может быть получено нами отпущение грехов, если мы не сделаем того же относительно должников наших…

Далее Господь дает нам как необходимое наставление говорить в молитве: и не введи нас во искушение. Этим показывается, что враг не имеет никакой власти над нами, если не будет на то предварительно допущения Божия. Потому-то весь наш страх, все благоговение и внимание должны быть обращены к Богу, так как лукавый не может искушать нас, если не дастся ему власти свыше…

В конце говорим: но избави нас от лукавого, разумея под тем всякие беды, которые в сем мире замышляет против нас враг и против которых у нас будет верная и крепкая защита, если избавит нас от них Бог… Получивши таковое покровительство, мы уже безопасны и защищены от всех козней диавола и мира. В самом деле, чего бояться со стороны мира тому, кому в этом мире защитник Бог?

Да святится имя Твое… Для того молимся, чтобы в нас имя Божие святилось: не потому, что будто, не быв святым, начинает оно быть святым, но потому, что в нас оно святым делается, когда сами освящаемся и достойное святыни делаем.

Да приидет Царствие Твое… Кто очищает себя деянием, и мыслию, и словом, тот может сказать Богу: да приидет Царствие Твое.

Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Божественные и блаженные Ангелы Божии творят волю Божию, как Давид, воспевая, сказал: благословите Господа вси Ангели Его, сильнии крепостию, творящие слово Его ( Пс. 102:20 ). Посему ты, моляся, говоришь сие в таком значении: как во Ангелах Твоя бывает воля, так и на земли во мне да будет, Владыко!

Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Хлеб наш общий не есть насущен. Хлеб же сей Святый есть насущный: вместо того чтобы сказать: на существо души устрояемый. Сей хлеб не во чрево входит, а афероном исходит ( Мф. 15:17 ), но во весь твой состав разделяется, на пользу тела и души…

И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим. Ибо многие мы имеем прегрешения…

И не введи нас во искушение (Господи)! О том ли Господь научает нас молиться, чтобы нисколько не быть нам искушенными? И как же сказано в одном месте: муж не искушен, не искусен есть ( Сир. 34, 10 ; Рим. 1, 28 )? И в другом: всяку радость имейте братие моя егда во искушения впадаете различна ( Иак. 1:2 )? Но войти во искушение не значит ли быть поглощену искушением.

Но избави нас от лукаваго. Если бы оное: не введи нас во искушение, то же значило, что совсем не быть искушаему, то не придал бы: но избави нас от лукаваго. Лукавый же есть сопротивный бес, от которого избавиться молимся. По исполнении же молитвы говоришь ты: «аминь». Запечатлевая чрез «аминь», что значит «да будет все», что в Богоданной сей молитве содержится.

Сказать: Отче наш, – имеют право одни те, которые по чудном рождении в Божественном Крещении, по новому и необычайному закону чревоношения, показывают в себе, что они истинные сыны. И сказать: да святится имя Твое, – те, которые не делают ничего, достойного осуждения. И это: да приидет царствие Твое, – те, которые избегают всего, что доставляет удовольствие мучителю. И это: да будет воля Твоя, – те, которые показывают это своими поступками. И это: хлеб наш насущный даждь нам днесь, – те, которые отказываются от роскоши и от расточительности. И это: остави нам долги наша, – те, которые прощают прегрешившим пред ними. И это: не введи нас во искушение, – те, которые ни себя самих, ни других не ввергают в него. И это:избави нас от лукаваго, – те, которые ведут непримиримую брань с сатаной. И это: яко Твое есть царство, и сила, и слава, – те, которые трепещут словес Божиих и показывают их в самых делах. Ибо познание молитвы в такой же мере бывает успешно, в какой преуспевают нрав и жизнь молящегося.

Спасибо что зашли на наш сайт, перед тем как начать чтение вы можете подписаться на интересную православную mail рассылку, для этого вам необходимо кликнуть по этой ссылке «Подписаться»

«Отче наш» – единственная молитва, переданная нам Самим Христом. Она также называется «молитвой Господней».

Отче наш, Иже еси на небесех!
Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое,
да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли.
Хлеб наш насущный даждь нам днесь;
и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим;
и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго. Аминь.

Перевод на русский язык:

Отче наш, сущий на небесах!
Да святится имя Твое;
Да приидет Царствие Твое;
да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
Хлеб наш насущный дай нам на сей день;
И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.
Ибо Твое есть Царство и сила и слава вовеки. Аминь.

Читайте так же:  Зов сиона молитва за израиль

Спас Нерукотворный
Школа или худ. центр: Ростово-Суздальская школа
Первая половина XIV в.
Выставка 1960: Конец XIII в.
Антонова, Мнева 1963: Конец XIII в.
Ростово-суздальская живопись 1970: XIII в.
ГТГ 1995: Конец XIII — начало XIV вв.
Лазарев 2000/1: Первая половина XIV в.
89 × 70 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Инв. 25540
Из церкви Введения в Ростове Великом,
куда попала из деревянной церкви на Борисоглебской стороне,
сгоревшей в начале XVIII века.

История возникновения молитвы «Отче наш» дословно описана в книгах Евангелия. Однажды, ученики обратились к Христу, прося научить их молиться (евангелие от Луки), в ответ Он произнес слова моления.

Время не сохранило текст на родном языке Христа, которым был галилейский диалект арамейского. Первые письменные источники передают нам молитву на «койне», одном из видов древнегреческого. «Отче наш» содержится в двух евангельских текстах (от Луки и от Матфея), причем второй вариант преподносит его в более развернутом виде, как часть знаменитой нагорной проповеди Господа.

Церковь употребляет об варианта моления. Один из древнейших источников – «Дидахе», датируемый первым веком н.э. содержит в себе текст из матфеевского евангелия. Признанные исследователи Священного Писания считают, что завершающее славословие молитвы («Ибо Твоё есть Царство, и сила, и слава во веки веков. Аминь») имеет ветхозаветное происхождение и было частью раннехристианской литургической практики.

Текст «Отче наш» известен на всех языках мира и звучит уже два тысячелетия. Отец Александр Шмеман пишет —

Тем не менее, понадобилось несколько веков напряженной работы богословской мысли, чтобы хоть немного исчерпать глубину этих, казалось бы простых слов.

Само название молитвенного текста начинается с абсолютно невероятного для всего мира того времени обращения к Богу: Отче наш. Самые разнообразные теории человеческого разума о Боге, нарекающие Его: Абсолютом, Первопричина мира, Господом, Вседержителем, Творцом мироздания, Мздовоздаятелем, – содержат в себе долю истину, но лишь слово «Отец наш», раскрывает нам суть учения о Богосыновстве, как близости к Нему, любви, радостной связи.

Христос дает нам бесценный дар – возможность узнать Бога и назвать Его Отцом:

Обращение к Богу, как к Отцу, не просто начало, оно придает смысл всей остальной молитве, дает нам право обращаться к Богу с просьбой.

Христианство, преподнесенное нам Сыном Божьим, в своей самой глубокой сути – религия отцовства, она основана не на доводах рассудка или философских измышлениях, а на личном опыте любви, который мы ощущаем всю нашу жизнь.

Святые отцы Церкви выделяют в тексте молитвы семь прошений.

1-е прошение «Да святится имя Твое».

Почему должно святиться имя Господа, который и так свят и не нуждается в каком то дополнительном благе? Св. Киприан, говорит, что имя его должно, в первую очередь быть святым для нас, это наша просьба к Нему, сделать так, чтобы имя Его освящалось в нас, внутри нашей человеческой души.

По мысли св. Феофана Затворника, слово «святится», может также пониматься в контексте благоговейного почитания. То, что для нас свято мы окружаем особым почитанием. Итог молитвенной просьбы – реальное прославление Бога в земной жизни. Делая добрые дела, любя и ближнего, и врага, мы трепетно исполняем заповеди Божьи, а, значит, и почитаем Его святость.

О. Александрр Шмеман говорит о том, что это прошение, одновременно, и крик о помощи человека, находящегося в состоянии подвига, именно так описывают святые отцы опыт духовного роста, когда на пути одолевает тьма, а за каждым взлетом происходит неминуемое падение.

Переживание священного не делает легче земную жизнь, полную недостатка любви и смысла, наоборот, прекрасное мимолетное «прикосновение к мирам иным», образ чистоты и блага познаваемый нами в молитвенных трудах, зачастую делает жизнь труднее, погружая человека в состояние внутренней борьбы. Но, только так человек способен исполнить свое истинное высокое предназначение.

2-е прошение «Да придет царствие Твое».

Св. Феофан Затворник видит здесь прямое указание на грядущее Царство Небесное или Царство Славы, которое наступит по всей земле после конца мира и страшного суда. Для того, чтобы молитва о наступлении его, была искренней, человек должен быть уверен в том, что он достоин перебывать в нем.

Царство Божие «здесь и сейчас» противопоставляется царству греха, которое должно быть искоренено в человеке. Тогда, уверовавший в Бога, предает себя ему, давая обещание вести чистую непорочную жизнь. Благодать, преподаваемая человеку в Таинстве крещения обучает его добру, укрепляет доброе начало, возрождает уже к новой, благой жизни.

Этим и прекращается царство греха и начинается подготовка к человека в Царству Небесному, в которое он должен войти совершенным в добродетели «как Отец наш небесный». Это второе царство – то самое царство благодати, о котором Господь говорит: «Царствие Божие внутри вас есть» (Лк.17:21).

Св. Григорий Нисский: в этом прошении призыв снять с нас власть греха и смерти, моление избавить нас от тления, Царствие Божие должно прийти, чтобы «обратились в ничто» царствующие над человеком страсти.

3-е прошение «Да будет воля Твоя и на земле, как на небе».

Несмотря на внешнюю простоту этого прошения, заключающегося в покорности человека воле Божьей и его желанию распространить ее по всей земле, исполнить эти слова очень тяжело.

По мысли о. Александра Шмемана, в третьем прошении заключается мерило личной веры человека, позволяющее отличить подлинную религиозность от фарисейства – зачастую, мы ждем исполнения своей, а не Его воли. За Христом ходили толпы народы, в том числе потому, что Он исполнял их волю, их просьбы и желания – утешал, исцелял, оказывал помощь. Но когда Господь начал преподавать Свою волю – учить самоотречению, любви к врагу, о том, что нужно отдавать жизнь за брата и учение это стало поистине трудной для исполнения, самой возвышенной из всех возможных этических систем, – подвигом, люди оставляют Его. Разве многократно требование распять Его звучит не потому, что Он не шёл на поводу у воли человека?

То, что было описано в Евангелиях, происходит и в наше время. Желание «простого» человеческого счастья зачастую преобладает над пониманием необходимости помощи ближним. Мы хотим от Бога, чтобы он помог получить земные блага, а в случает отказа, реагируем гневом и негодованием. Произнося слова прошения о наступлении Его воли, мы произносим и слова осуждения над нашей верой.

Суть прошения – в понимании, а действительно ли мы желаем Божьего

Это и просьба к Господу о вразумлении, умении различать свои человеческие желания, преодолении ограниченности человеческого разума. Так мы просим: дай нам благодать захотеть того, чего хочешь Ты.

Читайте так же:  Молитва императрицы Марии

Святоотеческая традиция видела в этом прошении и моление об «уразумение воли Божьей». Произнося его, мы просим, чтобы «земное уподобилось небесному», в смысле уподобления человеческого бытия божественному ангельскому (святой Августин Блаженный).

4-е прошение «Хлеб наш насущный дай нам на сей день».

В переводе на русский, слово «насущный» означает необходимый для жизни, нужный каждый день. Первая часть прошений адресована Богу, выражая наши желания Ему, мы молимся о себе. Под «хлебом» здесь понимается не только пища, но и всё необходимое для полноценной человеческой, а значит, – духовной, душевной и телесной жизни.

Библейский смысл пищи не ограничивается только телесными представлениями. В Священном Писании, мир создан Богом, как райский сад и дан человеку в пищу, человеку заповедано обладать им, хранить и возделывать. Однако, нарушение заповеди о запретном плоде, когда человек решил, что отведав его, может стать как Бог, привело к обратным последствиям – он порабощается миру, а пища становится символом тлена и смерти. Теперь человек может умереть от голода. С приходом Христа, и спасение, и восстановление падшей человеческой природы, и прощение грехов, и само воскресение вновь связываются в Евангелии с пищей.

Слова Христа, искушаемого в пустыне дивалом, который предлагал Ему обратить камни в хлебы – «Не хлебом единым будет жив человек» (Мф. 4:4), по сути есть пример преодоления зависимости человека от одной только еды, замкнутого земного бытия, на которое обрек себя Адам. Так пища вновь обрела качества дара Божия, стала тем самым причастием Божественной жизни.

Многие святые отцы толкуют это прошение именно в евхаристическом смысле. Ибо Евхаристия с самого начала христианства – главное Таинство Церкви. Евхаристией – хлебом и вином, Причастием, повествованием о новой Божественной пище, завершается евангельское откровение о «хлебе насущном». Это также и прошение необходимого для жизни, но, так как мы просим у Самого Бога – «дай нам», то исповедуем веру в то, что Он – благодатный источник всего.

Блаженный Феофилакт пишет:

5-е прошение «Прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим».

Соединяет в себе прощение нам грехов Богом и прощение согрешений, против нас. По словам Христа:

Христианское понятие греха не исчерпывается категориями закона. Развод, например, вполне законное действие, как и аборт. Почему же они считаются греховными? О грехе мы узнаем от того опыта, который есть у нашей совести, она не просто некая врожденная способность человека, различающая добро и зло, но и таинственное явление.

Чем ближе к человеку Бог, тем сильнее в нем голос совести. Он и есть то самое чувство вины, находящееся глубоко в душе. Проблема не в том, что каждый человек рано или поздно грешит, нарушает законы или совершает нравственные проступки, а в том, что всё это принимается им в качестве самоочевидной нормы человеческой жизни. Совесть показывает нам всю степень нашей внутренней противопоставленности друг другу, разобщенности и вражды. Так как совесть – божественное качество, то, противное Господу, и нам причиняет боль, назойливое внутреннее беспокойство, идет и против нашей природы.

Согласно Тертуллиану, испрашивая себе прощения за грехи, мы, одновременно, и исповедуемся, то есть принимаем себя в своей падшей природе и желаем себе спасения. Прощение же согрешивших против нас, происходит согласно заповеди Христа, ответу Его на вопрос апостола о том, сколько раз нужно прощать согрешения: «не говорю тебе: до семи раз, но до семидесяти семи раз» (Мф.18,22). По слову св. Григория Нисского, Господь отпускает и разрешает нам наши бесконечные грехи, так и мы должны уподобится Ему в Его бесконечном милосердии.

6-е и 7-е прошения «И не введи нас во искушение», «Но избави нас от лукавого».

Это самое неоднозначно понимаемое прошение главной христианской молитвы.
Во-первых, оно ставит сложный богословский вопрос об источнике всевозможных искушений, которые мы все считает отнюдь не благими. Во-вторых, непонятно, о каком именно «лукавом» (в русском языке это прилагательное, а в церковнославянском более ясное «неприязнь») идет речь. В греческом варианте текста звучит «апо ту пониру», – от злого или от зла.

Любые попытки богословия, пытающиеся рационально истолковать присутствие зла на земле всегда неудачны и неубедительны, они всегда заканчиваются бессилием разума, такова была логика Ивана Карамазова, отказывающегося от счастья «построенного на слезинке ребенка».

Здесь и раскрывается смысл прошения. Зло существует для нас только, как искушение, оно приходит к нам в качестве сомнения – «разрушение веры, воцарение темноты, цинизма и бессилия в нашей душе» (о. Александр). В этом заключается его страшная разрушительная сила, оно влияет на нашу веру в добро, ставит под сомнения веру в Бога, искушением является даже сама попытка человеческой мысли обосновать его возможность.

Правильное христианское понимание зла заключается в том, чтобы не объяснять его и не оправдывать, так как оно не имеет самостоятельного бытия, а

Победа, одержанная Христом, вся земная жизнь которого состояла из потока искушений и была окончена страшной крестной смертью, дает нам основы понимания того, о чем мы молимся этим прошением – Он не дал ни одного объяснения злу и не делал попыток его оправдать, наоборот, Он противопоставлял злу реальные дела любви, веры и надежды. Господь показал, что со злом можно бороться и явил нам таинственную силу этой борьбы, о ней мы и просим Бога, когда говорим: «И не введи нас во искушение».
Это прошение о том, чтобы Бог дал нам благодать довериться Ему, как когда то доверился Сын Божий, чтобы наша вера победила все искушения.

Слова «избави нас от лукавого (злого)», его тоже не содержат объяснения, но открывают личный характер зла и говорят о том, что личность может быть его источником. Например, в мире нет сущности с названием «ненависть», но человек может страдать от личного его проявления, его жизнь может быть разрушена старстью.

Поэтому мы не просим избавить нас от абстракции, но от «злого». Именно, озлобленный, отошедший от Бога, человек становится источником зла в мире. О. Александр пишет:

Возможность победы Христовой есть в каждом из нас, поэтому мы возносим прошение о себе, только в конкретной личности возможен выбор любви, личного доверия и надежды на Господа. Молитву «Отче наш» православные христиане читают в любых ситуациях.

Видео (кликните для воспроизведения).

(по материалам «Цикла бесед о Молитве Господней «Отче наш» протоиерея А. Шмемана и толкований святых отцов Церкви)

Что означает молитва Отче наш
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here