Григорий декаполит молитва

Предлагаем ознакомиться: Григорий декаполит молитва с точным и подробным описанием.

Родился в г. Иринополе в Десятиградии (по-гречески Декаполь) в благочестивой христианской семье. Еще в юности он хорошо изучил слово Божие и вверил ум свой к Богу. Уйдя в монастырь, он, по благословению настоятеля, поселился в уединенной пещере в глубокой отвесной расселине. Здесь преподобный Григорий претерпевал великое беспокойство от демонов, которые всячески озлобляли и искушали его, стараясь прогнать его из их жилища. Но он имел великое дерзновение ко Господу и, согласно имени своему, был бодрствующим, так что враг и во сне не мог действовать на его воображение и помыслы.

Однажды ночью ему явился в видении Ангел Господень, вручивший святому пламенный меч для поражения всей силы бесовской и для отсечения от Церкви еретических мудрований, а от сердца — греховных страстей. Достигнув чистоты сердечной, преподобный Григорий удостоился слышать Ангельское пение во славу Святой Троицы, — так он был угоден Богу и Ангелам. Для противодействия ереси иконоборчества преподобный Григорий покинул монастырь и отправился в Константинополь. Святой сохранил чистоту Православия и в словах, и в делах, многие города очистил от скверны иконоборчества, убеждая и даже самую кровь пролить за святые иконы. Его учениками были Иосиф песнописец и преподобный Иоанн. В столице он и скончался в 816 г. Нетленные мощи его находятся в Румынии.

Видео (кликните для воспроизведения).

ПРП. ГРИГОРИЙ ДЕКАПОЛИТ И ИСЛАМ [1]
Краткая биография

Информацию о прп. Григории мы знаем из его жития, составленного Игнатием, «диаконом и ризничим Великой Церкви Божией».

Прп. Григорий родился около 780-790 гг. в Иренополисе, одном из десяти городов (deka poleij), которые составляют комплекс Десятиградия Исаврийского во внутренней Сирии. Прп. Григорий оставил дом ради подвигов аскетизма и созерцательной жизни в монастыре. После нескольких лет, которые он провел в монастырях или в уединении как отшельник на Пелопонессе, около 827 г. он почувствовал необходимость отправиться в миссионерское путешествие, защищая иконопочитание и исцеляя людей. Во время своей большой поездки он посетил Эфес, Христополис, Фессалоники, Коринф, Неаполь, Рим, Сиракузы, Отранто и Константинополь. Общественная жизнь Григория совпадала с правлением императора Феофила (829-842), во время которого иконоборчество снова свирепствовало.

Прп. Григорий был знаком с мусульманами. Житие повествует об одном инциденте с участием арабов-мусульман: прп. Григорий, оставив Отранто в Италии, встретился на пути с отрядом солдат-сарацин. Когда один из них поднял руку, чтобы убить преподобного копьем, рука солдата немедленно окостенела. Преподобный исцелил своего обидчика, прикоснувшись к этой руке. Другой пункт соприкосновения прп. Григория с мусульманским миром состоит в том, что его ученик, прп. Иосиф Песнописец, с которым они вместе путешествовали из Фессалоник, по дороге в Рим попал в плен к арабам и провел в мусульманском плену шесть лет.

Житописатель (Игнатий) не упоминает сочинений прп. Григория. Однако этот пробел сам по себе не дает оснований считать, что рассматриваемое нами сочинение не принадлежит прп. Григорию Декаполиту. Житие сообщает твердую дату смерти преподобного: 20 ноября 842 г.

У Migne есть краткая историческая проповедь под длинным названием: «Историческое сказание Григория Декаполита, весьма полезное и сладчайшее для всех, о видении, которое видел сарацин, уверовал [и стал] мучеником за Господа нашего Иисуса Христа».

Ferdinandus Cavallera определил эту проповедь как патристическую и византийскую литературную полемику против ислама (С. 162.169). Однако современные западные исследователи византийской антиисламской литературы обходят ее вниманием.

Так, например, Khoury, следуя за Beck’ом [2] , говорит только, что «слово, приписываемое Декаполиту, помимо того, что оно принадлежит к жанру агиографии и таким образом не относится к текстам, которые интересуют нас здесь, должно еще приблизительно датироваться XIV в.» [3] .

На это Sahas справедливо замечает: «хотя этот текст определяется как агиографический, это не означает, что поэтому он не относится к исламо-христианским отношениям. Предположение, что он датируется четырнадцатым веком может легко быть оспорено на основе числа внутренних признаков, как показывает анализ текста» [4] . Православные исследователи считают необходимым рассмотрение этой проповеди в контексте антиисламской византийской полемики, помимо Sahas’а также Sdrakas включил ее в свою монографию [5] .

На основе анализа повествования Sahas делает слудующие выводы:

    Начальное призывание («Отче, благослови!») и завершающая молитва («Молитвами. «) выдают текст, который сохранялся как слово, обычно читаемое во время трапезы в трапезных общежительных монастырей в Православном мире. Акцент повествования направлен на чудеса и таинства; элементы, которые лежат в сердце монашеской духовности [6] .

Все внешние и внутренние признаки указывают, что текст отражает жизнь в девятом веке больше, нежели во время позднего средневековья. В частности, то, что халиф называется Amir al-mu’minin , древним титулом, введенным Омаром (ум. 644) и сохранявшимся Омеядскими и Аббасидскими халифами. Обозначение «Amir al-mu’minin Сирии» намекает на Омейядского халифа, управляющего из Дамаска. Текст отражает атмосферу сосуществования между двумя религиями, когда христиане существовали как подчиненная и покровительствуемая община (зиммии). Описываемые бесцеремонные действия мусульманского принца — аллюзия на жесткую позицию поздних халифов, сравнимую с ранними Омейядами [7] .

Описываемое видение Евхаристии приобретает смысл в контексте истории иконоборчества. Иконоборцы утверждали, что есть лишь одна истинная икона, которую знает Церковь — евхаристия [8] . Для иконопочитателей же таинство евхаристии не было «иконой», образом, но непосредственно Самим Христом, Его плотью. VII Вселенский Собор 787 г. в Никее, опроверг и этот аргумент, утвердив, что это хлеб и вино Евхаристии есть истинно Плоть и истинно Кровь Христа. Центральный эпизод «Сказания» наглядно утверждает, что Евхаристия не образ, а именно таинство, и хорошо вписывается именно в контекст полемики иконопочитателей с иконоборчеством [9] .

Таким образом перед нами сочинение автора, жившего в IX веке, монаха, полемизировавшего с иконоборцами, и нет оснований думать, что это не прп. Григорий Декаполит, который соответствует всем перечисленным параметрам, и имя которого стоит в надписании.

Место в византийской антиисламской полемике

Не отрицая указанных Sahas’ом параллелей описания евхаристического видения с православной полемикой против иконоборцев, следует, на наш взгляд отметить, что «Сказание» более непосредственно касается таинства Евхаристии как одного из традиционных пунктов христиано-мусульманской полемики.

В богословском диалоге этот вопрос затрагивается уже автором «Диспута против арабов», монахом Авраамом из монастыря Бет Хале (ок. 725) [10] , и, более подробно, Феодором бар Коно (†792). Из грекоязычных авторов ему посвящает отдельное сочинение (22) Феодор Абу Курра — старший современник прп. Григория. И в «Сказании» также присутствует тема свидетельства мусульманам истинности таинства Евхаристии.

В соответствии с законами агиографического жанра, творение прп. Григория выражает идею свидетельства истинности таинства перед лицом мусульман со стороны самого Бога, посредством чуда. Это очень важное дополнение к интеллектуальной полемике, которая не могла себе такого позволить, но что вполне было возможно в рамках исторического повествования. Уместно здесь провести параллель со сказанием о I Вселенском Соборе, когда, как повествует традиция, свт. Спиродон Тримифунтский посредством чуда убедил упорствующего философа-арианина, на которого логические доводы прочих Отцов Собора не производили никакого действия, и он продолжал выдвигать всё новые контраргументы.

Для христианского читателя эта тема не перестанет быть актуальной и подобные сюжеты будут еще возникать в Византийской литературе. Так, например, подобную историю про другого мусульманина, обратившегося в христианство, — св. Варвара, составит Константин Акрополит (†1324). Указать генеалогическое родство, установить влияние или заимствование этих сюжетов от «Сказания» прп. Григория вряд ли возможно, но его проповедь является первой в этом ряду.

Ирмос: Колесницегони́теля фарао́ня погрузи́ чудотворя́й иногда́ Моисе́йский же́зл, крестообра́зно порази́в и раздели́в мо́ре, Изра́иля же беглеца́, пешехо́дца спасе́, пе́снь Бо́гови воспева́юща.

Страсте́й мя́ треволне́нием всегда́ смуща́ема и молво́ю помышле́ний ны́не потопля́ема, твое́ю моли́твою, преподо́бне, к безстра́стия устремле́нию и к спаси́тельному приста́нищу, блаже́нне Иоа́нне, упра́ви.

Прело́жся произволе́нием, преподо́бне, к небеси́ вои́стинну, Ангельски, о́тче, на земли́ пожи́л еси́, умертви́в твое́ мудрова́ние плотско́е воздержа́нием, те́мже Бо́жие жили́ще яви́лся еси́, Иоа́нне чу́дне.

Яже па́че ума́ получи́ти, блаже́нне, возжеле́в кра́сных, наста́вника обре́л еси́, к подвиго́м тя́ боже́ственным воздвиза́юща, Иоа́нне богому́дре, Григо́рия сла́внаго, его́же стопа́м после́довал еси́.

Богородичен: Сы́й со Отце́м и Ду́хом, Соприсносу́щное и Единоро́дное Сло́во из Тебе́ яви́ся на земли́ я́ко Челове́к, Богоро́дице Мари́е, и ми́р ве́сь спасе́, пе́снь Го́сподеви воспева́ющий.

Ирмос: Утвержде́й в нача́ле небеса́ ра́зумом и зе́млю на вода́х основа́вый, на ка́мени мя́, Христе́, за́поведей Твои́х утверди́, я́ко не́сть свя́т па́че Тебе́, Еди́не Человеколю́бче.

Трезве́нием ума́ небе́сныя добро́ты зря́, и ника́коже печа́льми взя́лся еси́ ве́щными, крилы́ же облегчава́емь нестяжа́ния, о́тче, ве́сь преложе́н бы́л еси́.

Безмо́лвия рачи́тель бы́в, любомолча́ннаго па́стыря Григо́рия, Иоа́нне треблаже́нне, я́же в житии́ смуще́ния усе́рдно оста́вил еси́ и моли́твами непреста́нными боже́ственную тишину́ улучи́л еси́.

Зако́ну Ду́ха себе́, богому́дре, повину́л еси́, проти́ву Сему́ борю́щийся зако́н умертви́в тве́рдыми воздержа́нии, и поще́нием, и моли́твами приле́жными, и бде́нии, блаже́нне.

Богородичен: Яже к на́м све́тлая Царю́ющаго все́ми ве́ки непроходи́мая две́рь Ты́ показа́лася еси́ вои́стинну, е́юже Са́м про́йде, запеча́тану па́ки оста́вль Тя́, Пренепоро́чная.

Погре́б лука́вая де́монов ловле́ния воздержа́нии мно́гими и мольба́ми, о́тче, ме́ртв во гро́бе лежа́, нетле́нен пребы́л еси́. Те́мже, ра́дующеся, всесвяту́ю твою́ па́мять пра́зднуем, с весе́лием се́рдца Христа́ велича́юще.

Сла́ва, и ны́не, Богородичен:

Безневе́стная Чи́стая Богоро́дице Де́во, еди́на ве́рных Предста́тельнице и покро́ве, бе́д, и скорбе́й, и лю́тых обстоя́ний вся́ изба́ви, на Тя́ упова́ние, Отрокови́це, иму́щия, и ду́ши на́ша спаси́ боже́ственными моли́твами Твои́ми.

КрестоБогородичен:

Зря́щи Тя́, Христе́, Всенепоро́чная Ма́ти, ме́ртва на Кресте́ просте́рта, вопия́ше: Сы́не Мо́й, Собезнача́льне Отцу́ и Ду́ху, что́ неизрече́нное Твое́ сие́ смотре́ние, и́мже спа́сл еси́ пречи́стых ру́к Твои́х, Ще́дре, созда́ние?

Ирмос: Ты́ моя́ кре́пость, Го́споди, Ты́ моя́ и си́ла, Ты́ мо́й Бо́г, Ты́ мое́ ра́дование, не оста́вль не́дра Отча, и на́шу нищету́ посети́в. Те́м с проро́ком Авваку́мом зову́ Ти: си́ле Твое́й сла́ва, Человеколю́бче.

Терпе́ния ка́мень показа́лся еси́, блаже́нне, сопроти́вными волна́ми всегда́ бие́мь, ника́коже благоче́стия коле́бля мы́сли. Те́мже тя́ Влады́ка, я́коже прече́стен ка́мень, в сокро́вищах ве́чных положи́.

Тя Оте́ц щедро́т прия́т, я́ко и́скренно Сего́ возлюби́вша и в за́поведех Его́, о́тче, пребыва́юща и, сы́на прича́стника благода́тию сотвори́в, присносу́щныя тя́ сла́вы, Иоа́нне богому́дре, сподо́би.

Яко ми́лостив и смиреному́др, я́ко кро́ток, я́ко любве́ испо́лнен и ве́ры, и наде́ждею твою́ ду́шу име́я, Иоа́нне, утвержде́нну, просия́л еси́ и сло́вом, и де́лы посреди́ мона́хов, ходя́ в жи́зни, приснопа́мятне.

Богородичен: Ты́ ве́рным похвала́ еси́, Безневе́стная, Ты́ заступле́ние, Ты́ прибе́жище христиа́н, стена́ и приста́нище, к Сы́ну бо Твоему́ мольбы́ но́сиши, Всенепоро́чная, и спаса́еши от бе́д ве́рою и любо́вию Богоро́дицу чи́сту Тя́ зна́ющих.

Ирмос: Вску́ю мя́ отри́нул еси́ от лица́ Твоего́, Све́те незаходи́мый, и покры́ла мя́ е́сть чужда́я тма́ окая́ннаго? Но обрати́ мя, и к све́ту за́поведей Твои́х пути́ моя́ напра́ви, молю́ся.

Якоже незло́бива а́гнца, на зла́це воздержа́ния воспита́ема, тя́ Па́стырь Вели́кий во дворы́ ве́чныя всели́, Иоа́нне блаже́нне, и десны́м свои́м овца́м соприча́стника, преподо́бне, показа́.

Дневну́ю тяготу́, о́тче, и ва́р кре́пко поне́сл еси́, доброде́телей боже́ственных виногра́д до́бре де́лав. Те́мже в ве́чер жите́йскаго отше́ствия мзду́ прия́л еси́ досто́йну.

С по́стническим со́нмом, о́тче, всели́тися вои́стинну сподо́бился еси́ и с пра́ведных ли́ком ра́доватися тебе́ прибы́сть, виде́нием и де́льным любому́дрием, отбе́гшу ве́щи, прехва́льне.

Богородичен: Умерщвле́ннаго, Де́во, жа́лом сме́рти и преступле́ния, воскреси́ мя́, жи́знь заче́ншая несозда́нную и ро́ждшая ми́ру Изба́вителя и Царя́, и к све́ту наста́ви, Чи́стая.

Ирмос: Очи́сти мя́, Спа́се, мно́га бо беззако́ния моя́, и из глубины́ зо́л возведи́, молю́ся, к Тебе́ бо возопи́х, и услы́ши мя́, Бо́же спасе́ния моего́.

Сле́з твои́х ка́плями страсте́й изсуши́л еси́ пучи́ну и всю́ мы́сленнаго врага́ попра́л еси́ некре́пкую си́лу, Иоа́нне блаже́нне, от Христа́ укрепля́емь.

Яко светлосия́нно тя́ зла́то искуше́но, пресла́вне, воздержа́ния огне́м Христо́с положи́, Ца́рь нетле́нный, в нетле́нных, о́тче, сокро́вищах ве́чныя жи́зни.

Яко со́лнце, на земли́ доброде́тельми сия́юща, Григо́рия обре́т, души́ твоея́ о́чи того́ сия́ньми просве́щь слове́сными, светле́йша показа́лся еси́ звезда́.

Богородичен: Селе́ние Бо́жие боже́ственно вои́стинну и прече́стно, воспое́м благоче́стно Мари́ю Пречи́стую: Бо́га бо вмести́, прие́мши Невмести́маго и Непостижи́маго.

Воздержа́нием, о́тче, житие́ украси́в, и пло́ть умертви́л еси́, те́мже и победи́л еси́ вра́жия прило́ги, преблаже́нне, и преше́л еси́ к Бо́гу в безско́рбный и ве́чный живо́т, я́ко досто́ин насле́дник, Иоа́нне, Ему́же моли́ся спасти́ся на́м.

Ирмос: От Иуде́и доше́дше, о́троцы, в Вавило́не иногда́, ве́рою Тро́ическою пла́мень пе́щный попра́ша, пою́ще: отце́в Бо́же, благослове́н еси́.

Судии́ второ́е помышля́я прише́ствие, от о́чию души́ со́н отлага́л еси́, му́дре, уны́ния и, спаса́емь, пе́л еси́: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

От млады́х ногте́й благу́ю ча́сть избра́л еси́, о́тче му́дре, рабо́тати Го́сподеви со стра́хом и Сего́ соверша́ти оправда́ния: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Духо́вных испо́лнена дне́й бы́вша, я́ко пшени́цу зре́лу, в вы́шних жи́тницах Бо́г Тя́, богоно́сне, положи́, пою́ща: оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Богородичен: Яже еси́ ми́ру Госпожа́, Яже Бо́га воплоще́нна поро́ждши, безу́мно порабо́тившуюся безме́стными грехи́ ду́шу мою́ спаси́, благослове́нная Чи́стая, да славосло́влю Тя́.

Ирмос: Седмери́цею пе́щь халде́йский мучи́тель богочести́вым неи́стовно разжже́, си́лою же лу́чшею спасе́ны сия́ ви́дев, Творцу́ и Изба́вителю вопия́ше: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Яко ми́лоть Илиину́ благода́ть благора́сленно насле́довав, о́тче Иоа́нне, сла́внаго па́стыря твоего́, се́ю расто́ргнул еси́ сла́достей пучи́ну и, спасе́н бы́в, непотопле́н, яви́лся еси́ Ангелом сограждани́н, с ни́ми взыва́я: лю́дие, превозноси́те Го́спода во ве́ки.

На́с ра́ди обнища́вшему Преблаго́му Го́споду, о́тче Иоа́нне, благоче́стно уподо́бился еси́, пти́цам равно́ нестяжа́ние содержа́л еси́ и бла́г ве́чных бога́тство стяжа́л еси́, воспева́я: свяще́нницы, благослови́те, лю́дие, превозноси́те Его́ во ве́ки.

К животу́ непреста́нному, к ра́дости нетле́нней, к весе́лию па́че ума́, пребога́те, преста́вился еси́, ра́дуяся, и к кра́сному благоле́пию, ко Ангельскому пребыва́нию, вопия́: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те Го́спода во ве́ки.

Богородичен: Освя́щшися Ду́хом, Богоро́дице Пренепоро́чная, вои́стинну прия́ла еси́ во чре́ве Безнача́льнаго Сы́на и Присносу́щнаго, в Тебе́, Чи́стая, воплоща́ема на благоде́яние ве́рно пою́щим: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те Его́ во ве́ки.

Ирмос: Ужасе́ся о се́м не́бо, и земли́ удиви́шася концы́, я́ко Бо́г яви́ся челове́ком пло́тски, и чре́во Твое́ бы́сть простра́ннейшее небе́с. Те́м Тя́, Богоро́дицу, Ангелов и челове́к чинонача́лия велича́ют.

Обнови́в ра́лом моли́твы, Иоа́нне, души́ твоея́ бразду́, доброде́телей сию́ насе́ял еси́ благоче́стия и живоно́сная се́мена. Те́мже исцеле́ний богоподо́бных и боже́ственных дарова́ний пожа́л еси́ кла́с, и́мже пита́еши пою́щия тя́.

Тече́ние сконча́в по́стное и ве́ру соблю́д, блаже́нне, я́ко вои́стинну испо́лнен во́зраста духо́внаго, пра́ведный вене́ц прия́т, богому́дре, от Христа́, и ны́не почи́л еси́ в жили́щах све́тлых с пра́ведными, пресла́вне.

Пожа́л еси́ твои́х боле́зней воздая́ния, преста́влься к соверше́нию неболе́зненному и чи́стому, вся́каго измене́ния и претворе́ния, несме́сну го́ршаго и сопроти́внаго преложе́ния: в не́мже всели́лся еси́, ве́рно тя́ пою́щих ко Влады́це, о́тче, помяни́.

Богородичен: Отве́рженныя небе́снаго жития́ и па́дшия окая́нно в сме́рть, па́ки на́с, Ма́ти бы́вши Изба́вителя, призвала́ еси́, Пречи́стая, и к пе́рвому тещи́ сподо́била еси́ оте́честву. Те́мже Тя́, Богома́ти, непреста́нно велича́ем.

Преподобный Григорий Декаполит. Книжная миниатюра XI-XIIв. Афон.

Григорий Декаполит (+ ок. 842), монах, преподобный

Родился в VIII веке в Иринополе (Εἰρηνούπολις της Δεκαπόλεως, ныне д. Чаталбадем, Турция) исаврийской области Декаполь. По источникам невозможно установить точную дату рождения. Предположительно указываются середина VIII века (Р. Жанен), 762 год (Ц. Бароний), но наиболее вероятны 780-790-е года (Ф. Дворник).

Видео (кликните для воспроизведения).

Его семья была бедной, родителей звали Сергий и Мария, мать отличалась особым благочестием, брат избрал монашескую жизнь. Получив начальное образование, Григорий, чтобы обеспечить пропитание семьи, стал разнорабочим. Он с детства полюбил храм Божий, церковные службы. Постоянно с благоговением читал Священное Писание.

Его юность пришлась на период реставрации иконоборчества при имп. Льве V. Родители попытались принудить молодого человека к женитьбе, однако тот бежал к некоему игумену, известному антииконоборческими взглядами. Затем отправился в один из монастырей Декаполя, но из-за конфликта с монахами-иконоборцами перешел в обитель, где настоятелем был его дядя Симеон.

14 лет Григорий прожил в монастыре, Симеон был его духовным отцом. Некоторое время святой пребывал в уединении в пещере, борясь с бесовскими искушениями.

В начале 830-х годов, во время правления имп. Феофила, Григорий Декаполит покинул монастырь и отправился в Константинополь бороться с иконоборческой ересью. Зиму он провел в монастыре в Эфесе. Неизвестные причины заставили преподобного отложить поездку в столицу, и он, покинув Эфес, задержался в Проконисе (Дворник считает, что это было связано с осадой столицы Фомой Славянином, но такая причина несостоятельна с т. зр. хронологии, т. к. восстание Фомы произошло на 10 лет ранее). Направляясь в Рим, по пути в Фессалонику св. Григорий повстречался с пиратами и не только остался невредим, но и получил от них помощь, разузнав о наиболее удобном пути. В Фессалонике преподобного принял игум. Марк. В Коринфе он нашел корабль, на котором его согласились переправить на Сицилию, но из-за угрозы пиратских нападений прп. Григорий отплыл в Неаполь. Корабль пострадал от бури, и святой вынужден был добираться до Рима по суше. За время путешествия преподобный чудесным образом спасался от пиратов и арабов, помог тонувшему монаху, освободил от недругов протосинкелла Георгия и совершил другие чудеса. В Риме святой провел три месяца, затем перебрался в Сиракузы, где задержался еще на год. В Отранто его приняли враждебно, поскольку население города было в основном настроено проиконоборчески.

Всюду преподобный Григорий проповедовал Слово Божие, обличая иконоборческую ересь, укрепляя веру и силы православных, которых еретики в то время гнали, мучили, бросали в темницы. Своими подвигами и молитвой святой Григорий стяжал благодатные дары пророчества и чудотворения. Достигнув чистоты сердечной, он удостоился слышать ангельское пение во славу Святой Троицы.

Во второй половине 830-х Григорий Декаполит вернулся в Фессалонику, в монастырь мч. Мины. Три года он провел в обители, но восстания славянских племен и неспокойная обстановка в регионе мешали ему предаваться аскетической жизни.

В 837-839 гг. посетил гору Олимп в Вифинии, известную монашескими поселениями.

В 841 году он тяжело заболел и попросил отвезти его еще раз в Константинополь. Преподобный добрался до столицы в 842 году, уже после смерти имп. Феофила. Незадолго до кончины св. Григорий попросил, чтобы его перенесли на гору Олимп, где он и скончался. Точный год смерти также неизвестен: указанный в Православном церковном календаре РПЦ 816 год не совпадает с общей хронологией Жития, мало вероятен также год 862 (Жанен), С. Манго считает, что святой скончался в 841 году или ранее, Дворник называет 842 год.

Среди чудес, совершенных прп. Григорием Декаполитом, — изгнание змия, бесов, принимавших облик мух и скорпионов, многочисленные предсказания, избавления от телесных недугов. Его проповеди заставили многих грешников (блудница из Сиракуз, неблагочестивый монах Захария) изменить образ жизни, чудеса происходили и от его мощей.

Его учениками были преподобные Иосиф Песнописец и Иоанн Солунский. Согласно исследователю Жития прп. Иосифа Е. Томадакису, Иосиф в сер. 830-х годов прибыл в Фессалонику, где стал учеником Григория Декаполита, позже вместе с ним отправился в Константинополь. В это время в столице (837-839) усилились позиции иконоборцев, и прп. Григорий отправил Иосифа в Рим за помощью к папе. Но миссия Иосифа не удалась: он был схвачен пиратами, отправлен на Крит и сумел освободиться и вернуться в Константинополь только после смерти учителя. Впоследствии близ стен Константинополя он основал монастырь, где в церкви свт. Николая Чудотворца поместил мощи прп. Григория Декаполита вместе с мощами др. его ученика, прп. Иоанна Солунского.

Около 1490 года богатый и могущественный валашский вельможа Барбу Крайовеску выкупил нетленные мощи преподобного Григория у турок, чтобы положить их в Быстрицком монастыре в Румынии, основанном членами его семьи (по др. сведениям, мощи стали даром господаря Константина Шербана). От святыни произошло немало чудес для жителей тех краёв и многочисленных паломников [1]. Рука прп. Григория, привезенная в дар царю Феодору Иоанновичу, хранилась в Благовещенском соборе московского Кремля [2]. Частица мощей находится в Кийском кресте патриарха Никона (с 1991 хранится в храме прп. Сергия Радонежского в Крапивниках).

Главным источником сведений о жизни Григория Декаполита является его Житие сер. IX в. (BHG, N 711), авторство которого большинством ученых приписывается агиографу Игнатию Диакону, составившему также жизнеописание патриархов Константинопольских Никифора I, Тарасия и др. Традиционная точка зрения заключается в том, что патриарх Игнатий, лично знавший прп. Григория, написал Житие вскоре по его смерти, после 842 года. Такого мнения придерживаются издатель Жития Дворник, Манго и И. Шевченко (примеры лексических параллелей между Житием прп. Григория и др. произведениями Игнатия см.: Ševčenko. P. 123. N 71). Сомнения относительно авторства патриарха Игнатия были высказаны Вандой Вольской-Конюс, со многими из ее аргументов согласился А. П. Каждан. В частности, он отмечал более простой синтаксис по сравнению с Житием патриарха Никифора [3], иное место действия (провинция, а не столица, как в др. Житиях Игнатия [4]), большее внимание к чудесам, что совершенно нехарактерно для др. произведений Игнатия, иную методику композиционного построения текста [5].

Кроме того, сохранились краткое Житие Григория Декаполита [6] и переработка Жития Симеоном Метафрастом [7], заметка в Синаксаре Константинопольской Церкви и служба прп. Григорию [8].

О жизни и подвигах прп. Григория известно и из других источников, в частности из Жития прп. Иосифа Песнописца, составленного его учеником Феофаном [9].

В греч. рукописной традиции Григорий Декаполит считается автором т. н. Sermo Historicus (в рус. традиции — «Историческое сказание весьма полезное и во многих отношениях сладостное о видении, которое, увидев однажды, некий сарацин уверовал, сделавшись мучеником ради Господа нашего Иисуса Христа»). Первое издание сказания с переводом на латинский язык было сделано в 1642 г. неким Исидором в Риме. Наиболее доступным в наст. время является воспроизведенное в Patrologia Graeca (PG. 100. Col. 1199-1212) издание А. Галланди [10]. Этот текст с точно таким же разделением на параграфы был опубликован в 1894 г. С. Д. Муретовым; к публикации прилагался русский перевод и вступительная статья [11]. Существует славянский вариант сказания, который не является буквальным переводом греческого текста, опубликованного в PG. Он помещен в Пролог под 26 ноября (день освящения церкви вмч. Георгия Победоносца в Киеве), в большинстве рукописей сказание бытовало без указания автора. Текст из Пролога с разночтениями по 2 академическим рукописям приводится в статье Муретова [12].

  • Sermo Historicus // ActaSS. Apr. Vol. 2. P. 583;
  • Bibliotheca veterum Patrum / Cura di A. Gallandi. Venetiis, 1779. T. 13; PG. 100. Col. 1199-1212;
  • Муретов С. Д. Сказание св. Григория Декаполита о чудесном видении одного сарацина, его обращении в христианство, подвижнической жизни и мученической кончине // ЧОЛДП. 1894. Март, Апр., Май, Июнь. С. 1-28 (отд. паг.) [с рус. пер. и вступ. ст.].

О́браз бы́л еси́ воздержа́ния,/ Боже́ственным Ду́хом вся́ просвети́в:/ правове́рия тече́ние соверши́л еси́,/ уче́нием ми́р просвети́л еси́/ и злове́рных обличи́л еси́ смы́слы,/ о́тче преподо́бне Григо́рие,/ Христа́ Бо́га моли// дарова́ти на́м ве́лию ми́лость.

Све́тлое тя́ со́лнце Це́рковь познава́ет,/ доброде́телей красота́ми и исцеле́ний луча́ми/ все́х просвеща́я, Христо́в уго́дниче:/ те́мже пра́зднуем честну́ю па́мять твою́/ и почита́ем по́двиги твоя́,// всеблаже́нне о́тче прему́дре Григо́рие.

  • Сергий (Спасский). Месяцеслов. Т. 3. С. 477;
  • Mercati S. Per il testo della Vita dii S. Gregorio Decapolita // Studi Bizantini e Neoellenici. 1932. Vol. 3. P. 295-297; idem // Collectanea byzantina. Bari, 1970. Vol. 1. P. 454-456r;
  • Wolska-Conus W. De quibusdam Ignatiis // TM. 1970. Vol. 4. P. 329-360;
  • Ševčenko I. Hagiography of the Iconoclast Period // Iconoclasm. Birmingham, 1977. P. 113-131;
  • Νικολόπουλος Π. Γ. Γρηγόριος ὁ Δεκαπολίτης // ΘΗΕ. T. 4. Σ. 701-702;
  • Mango C. On Re-Reading the Life of St. Gregory the Decapolite // Βυζαντινά. 1985. Τ. 13/1. Σ. 633-646;
  • Longton J. Grégoire le Décapolite // DHGE. Vol. 21. P. 1498;
  • Efthymiadis S. On the Hagiographical Work of Ignatios The Deacon // JÖB. 1991. Vol. 41. S. 73-83; ODB. Vol. 2. P. 880;
  • Janin R. Gregorio il Decapolita // BiblSS. Vol. 7. P. 176;
  • Σωφρόνιος (Εὐστρατιάδης). ῾Αγιολόγιον. Σ. 101;
  • Каждан A. П. История византийской литературы (650-850). CПб., 2002. С. 440-470;

[1] «Память преподобного Григория Декаполита» // Синаксарь. Жития святых Православной Церкви. Автор-составитель иеромонах Макарий Симонопетрский. Адаптированный перевод с французского. В 6 тт. — М.: Издательство Сретенского монастыря, 2011. — Т. II. — С. 259

[2] Христ. реликвии в московском Кремле. М., 2000. С. 114

[6] описание рукописей в российских б-ках см.: Муретов. С. 2-3

[7] опубл. мон. Агапием Ландом в Νέος Παράδεισος; пер. на рус. язык см.: Избранные жития святых. С. 232-246

[8] ркп. в Иерусалимской б-ке, описание см. у Пападопуло-Керамевса: ᾿Ανάλεκτα. Τ. 1. Σ. 257-258

[10] Bibliotheca veterum Patrum. T. 13. P. 13

Образ был еси воздержания,/ Божественным Духом вся просветив:/ правоверия течение совершил еси,/ учением мир просветил еси/ и зловерных обличил еси смыслы,/ отче преподобне Григорие,/ Христа Бога моли даровати нам велию милость.

Ирмо́с: Колесницегони́теля фарао́ня погрузи́ чудотворя́й иногда́ Моисе́йский же́зл, крестообра́зно порази́в и раздели́в мо́ре, Изра́иля же беглеца́, пешехо́дца спасе́, пе́снь Бо́гови воспева́юща.

Припев: Преподобне отче Григорие, моли Бога о нас.

Умерщвле́нную сластьми́ телесе́, смире́нную мою́ ду́шу твои́ми моли́твами оживи́, блаже́нне Григо́рие: жи́знь бо ны́не прия́л еси́ нестаре́ющуюся, умертви́в я́же на земли́ у́ды, преподо́бне, по́стническими по́двиги.

Удержа́в сла́сти теле́сныя ума́ чистото́ю, из млада́го, о́тче, во́зраста орга́н Ду́ха бы́л еси́, Того́ де́йства све́тло прие́мля и богови́ден познава́яся.

Жела́нием Боже́ственным пло́ти жела́ния увяди́л еси́, и тебе́ самому́, блаже́нне, обручи́л еси́ супру́жницу — чистоту́, из нея́же ча́да тебе́ роди́шася — вся́ доброде́тели, присносла́вне, ча́до тя́ Бо́жие соде́ловающия.

Богоро́дичен: От земли́ до небе́с дося́жущи ле́ствица небе́сная, е́юже Бо́г Сло́во земны́м сни́де, Благослове́нная Пречи́стая, несказа́нное чу́до, недомы́сленное виде́ние, спаси́ к Тебе́ прибега́ющия.

Ирмо́с: Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди, и Це́ркве Зижди́телю, Ты́ мене́ утверди́ в любви́ Твое́й, жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние, еди́не Человеколю́бче.

Доброде́телей на го́ру восте́к, преподо́бне, во мра́к виде́ния вше́л еси́ и, разуме́в, ели́ко вмести́л еси́ Непости́жнаго естество́м, просвеще́ния испо́лнен, о́тче, бы́в.

Рожде́нный в верте́пе за земны́х избавле́ние, дре́вле тя́, в верте́пе, всеблаже́нне, живу́ща, све́том озари́ небе́сным, я́ко Па́вла, светоза́рна показу́я тя́, о́тче Григо́рие.

Небе́сная две́рь, Христо́ва Пречи́стая Ма́ти, прило́ги тя́ де́монскими окружа́ема, о́тче, впери́ и мо́щна кре́постию на ни́х соде́ла Ду́ха благода́тию.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, еди́на, ро́ждшая вся́ческих Го́спода; ра́дуйся, жи́знь челове́ком исхода́таившая; ра́дуйся, осене́нная и несеко́мая горо́, ве́рных утвержде́ние; ра́дуйся, Всенепоро́чная.

Боже́ственною све́тлостию озаря́емь, мра́к изгна́л еси́ душетле́нных страсте́й, Григо́рие прему́дре, взя́тся к безстра́стия чисте́йшей высоте́, возсия́л еси́ пресла́вно врачева́ний зари́, всели́вся в незаходи́мый све́т Ца́рствия Христо́ва.

Ирмо́с: Ты́ моя́ кре́пость, Го́споди, Ты́ моя́ и си́ла, Ты́ мо́й Бо́г, Ты́ мое́ ра́дование, не оста́вль не́дра Отча, и на́шу нищету́ посети́в. Те́м с проро́ком Авваку́мом зову́ Ти: си́ле Твое́й сла́ва, Человеколю́бче.

На́с ра́ди стра́нным соше́ствием бы́в, Григо́рие, стра́нен благосты́нею, тебе́ Его́ ра́ди стра́нна ви́дев, от оте́чества бы́вша прия́т и Боже́ственна насле́дника Своего́ Ца́рства, доброде́тельми укра́шена, соде́ла.

За Христа́, на́с ра́ди младе́нствовавшего, и о́трока, преподо́бне, бы́вша, отроко́в учи́лищу вда́л еси́ тебе́ сама́го, младе́нец зло́бою, богому́дре о́тче, бы́в, и боже́ственным смире́нием вра́жию зло́бу смири́л еси́, блаже́нне Григо́рие.

Ту́чами твои́х сле́з, о́тче Григо́рие, я́коже росо́ю Боже́ственною, напая́емь, вся́ку возрасти́л еси́ доброде́тель, вся́кое благопло́дие пра́вды процве́л еси́, я́ко дре́во плодоно́сное, при исхо́дищах во́д насажде́н соверше́ннаго по́стничества.

Богоро́дичен: Ма́ти Бо́жия, Благослове́нная, Всенепоро́чная, души́ моея́ я́звы исцели́, сла́сти утоли́ плотски́я, омраче́нное се́рдце мое́ просвети́, умири́ у́м мо́й и вся́каго вре́да, и вра́жиих мя́ напа́стей изба́ви.

Ирмо́с: Вску́ю мя́ отри́нул еси́ от лица́ Твоего́, Све́те незаходи́мый, и покры́ла мя́ е́сть чужда́я тма́ окая́ннаго? Но обрати́ мя, и к све́ту за́поведей Твои́х пути́ моя́ напра́ви, молю́ся.

Де́ланием словесе́ лоза́ показа́лся еси́ плодоно́сна, преподо́бне, доброде́телей зре́лыя и велича́йшия принося́щая гро́зды, спасе́ния вино́ духо́вное точа́щия, о́тче, и ве́рных сердца́ веселя́щее.

Сла́вный Ри́м, о́тче, от восто́ка тя́ свети́льника незаходи́ма прие́м ве́рою, просвети́ся честны́ми твои́ми дарова́нии: Христа́ бо име́л еси́ в души́ я́ко све́т, ви́дящия тя́, о́тче, озаря́юща.

Ползя́щаго зми́я и наблюда́ющаго твою́ пя́ту, Григо́рие, бо́дростию боже́ственною в путе́х жи́зни ходя́ я́ко Бо́жий уго́дник, я́ко за́поведей Христо́вых де́латель, умертви́л еси́ си́лою Ду́ха.

Богоро́дичен: Предста́тельнице ми́ра, Ма́ти Присноде́во, Ты́ мя́ окорми́, и путево́дстви мя́ на пра́вый пу́ть, и напра́ви к пра́вды стезя́м пра́вым помышле́ние мое́, души́ ше́ствия исправля́ющи.

Ирмо́с: Очи́сти мя́, Спа́се, мно́га бо беззако́ния моя́, и из глубины́ зо́л возведи́, молю́ся, к Тебе́ бо возопи́х, и услы́ши мя́, Бо́же спасе́ния моего́.

Ма́нием е́же к Бо́гу обожа́емь, свяще́ннейше, виде́нии та́инственными и Боже́ственными осия́нии я́ко проро́к боже́ственный, я́ко Бо́жий уго́дник сподо́бился еси́ Бо́жия благода́ти.

Молчали́во твою́ жи́знь соверши́л еси́, богодухнове́нне, мяте́жей жите́йских яви́лся еси́ бо́льший, и страсте́й вы́шший, и земли́ всея́ стра́нен же и пришле́ц.

Яко зерца́ло чи́стое, Боже́ственною заре́ю обогати́лся еси́, я́ко сосу́д свяще́нный, хра́м украси́л еси́, го́рнюю, Григо́рие, и перворо́дных Це́рковь просвети́л еси́.

Богоро́дичен: Мари́е, чи́стая пала́та Царе́ва, бы́вша мя́ разбо́йником нечи́стый верте́п, моли́твами Твои́ми очи́стивши, из Тебе́ ро́ждшемуся хра́м свя́т покажи́.

Све́тлое тя́ со́лнце Це́рковь познава́ет, доброде́телей красота́ми и исцеле́ний луча́ми все́х просвеща́я, Христо́в уго́дниче: те́мже пра́зднуем честну́ю па́мять твою́ и почита́ем по́двиги твоя́, всеблаже́нне о́тче прему́дре Григо́рие.

Ирмо́с: Бо́жия снизхожде́ния о́гонь устыде́ся в Вавило́не иногда́, сего́ ра́ди о́троцы в пещи́, ра́дованною ного́ю, я́ко во цве́тнице, лику́юще поя́ху: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Сле́з пролия́ньми греха́ о́гнь погаси́л еси́, безстра́стия же во́ду и врачева́ний чи́стое пи́во песнопою́щим то́чиши, Григо́рие: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Пла́менною колесни́цею, честны́я любве́ соверше́нием носи́мь, к высоте́ возше́л еси́, в не́йже стяжа́л еси́ твое́, богому́дре, житие́, зовы́й: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Страсте́й успи́л еси́ треволне́ния бо́дренными стоя́ньми: усну́в же сно́м, пра́ведным подо́бно, к Све́ту преше́л еси Невече́рнему, зовы́й: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Богоро́дичен: Ме́ртва бы́вша грехо́м и погиба́юща, Жи́знь ро́ждшая, Чи́стая Де́во, оживи́ и спаси́ мя и гее́нны исхити́, пою́щаго: благослове́н Бо́г оте́ц на́ших.

Ирмо́с: Седмери́цею пе́щь халде́йский мучи́тель богочести́вым неи́стовно разжже́, си́лою же лу́чшею спасе́ны сия́ ви́дев, Творцу́ и Изба́вителю вопия́ше: о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те во вся́ ве́ки.

Твои́ми к Бо́гу мольба́ми терпели́вно де́я, прия́л еси́, всеблаже́нне, ве́рою проси́мое: но́щию бо спя́щу, яви́вся тебе́ Ангел, ме́чь пла́менный вдаде́, стра́сти се́рдца отсека́ющь, и огне́м тя́ невеще́ственным очища́ющь, и сла́вою просвеща́ющь неизрече́нно.

Всесве́тлое я́ко со́лнце, разу́мно возсия́л еси́ све́том доброде́телей светоза́рно, Григо́рие, чуде́с же сия́ньми озаря́я всю́ зе́млю и просвеща́я благоче́стно песнопою́щия: де́ти, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те Христа́ во ве́ки.

Ангельскаго песнопе́ния слы́шав, Григо́рие, еще́ ходя́ в ме́ртвеннем твое́м телеси́, от него́же чу́вствия твоя́ душе́вная я́ве наслади́в, и богови́ден, и светоза́рен позна́лся еси́, зовя́ Влады́це: де́ти, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те Его́ во ве́ки.

Богоро́дичен: Судию́ и Го́спода па́че сло́ва ро́ждшая, Того́ я́ко Сы́на Твоего́, Всесвята́я, умоли́ в ча́с суда́, осужде́ния, и огня́, и тмы́ несве́тлыя, и скре́жета зубо́в изба́вити ве́рою благоче́стно песнопою́щия: свяще́нницы, воспо́йте, лю́дие, превозноси́те Его́ во ве́ки.

Ирмо́с: Устраши́ся вся́к слу́х неизрече́нна Бо́жия снизхожде́ния, я́ко Вы́шний во́лею сни́де да́же и до пло́ти, от деви́ческаго чре́ва бы́в Челове́к. Те́мже Пречи́стую Богоро́дицу, ве́рнии, велича́ем.

По́ты по́стническими греха́ угаси́л еси́ у́глие и с небесе́ я́ве огня́ в ви́де благода́ть прия́л еси́, не попаля́ющую, му́дре, но па́че ороша́ющую и кре́постию тя́ си́льна на стра́сти показу́ющую.

Яко ши́пок, в по́стнических, о́тче, процве́л еси́ удо́лиих, Григо́рие, и я́ко кри́н благово́нный. Сего́ ра́ди то́чиши мѵ́ро благово́нное, твоя́ ко́сти оби́льно уха́ют жи́знь: по́лны бо лани́ты твоя́, я́ко ча́ши, арома́т показа́шася.

Дне́сь с на́ми собо́р по́стников и преподо́бных весели́тся, патриа́рхов и проро́ков в па́мяти твое́й, блаже́нне, спра́зднуют на́м апо́столи и му́ченицы, с ни́миже помина́й чту́щих тя́ ве́рно, досточу́дне.

Ра́ка, иде́же честно́е и многострада́льное те́ло твое́ лежи́т, чуде́с благода́ть на́м источа́ет, о́тче Григо́рие, освяща́ющи на́ша ду́ши и телеса́, обогати́вшихся тобо́ю и предста́теля и те́пла тя́ засту́пника иму́щих.

Богоро́дичен: Гла́с Тебе́ Гаврии́лов, ве́рнии, ра́достно привещава́ем: ра́дуйся, раю́, Жи́зни дре́во прозя́бший. Ра́дуйся, реше́ние кля́твы, му́чеников венча́ние, преподо́бных похвало́ и челове́ков благочести́вых утвержде́ние.

Святы́ни хра́м бы́л еси́, иера́рше, по Боже́ственному же прича́стию ны́не бо́г быва́еши и рая́ граждани́н, в не́мже напитава́ешися невозбра́нно дре́ва зна́ния и нетле́нныя сла́вы, па́мять творя́, Григо́рие му́дре, о и́же от любве́ ве́рою хва́лящих тя́, свяще́нный о́тче.

Григорий декаполит молитва
Оценка 5 проголосовавших: 1
Читайте так же:  Молитва от крыс

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here