Молитва Иисусова добротолюбие

Предлагаем ознакомиться: Молитва Иисусова добротолюбие с точным и подробным описанием.

О молитве Иисусовой — о том, как подходить к этому «умному деланию» современному христианину, — размышляет настоятель храма во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла города Саратова игумен Нектарий (Морозов).

Сокровенное поучение

Каждое слово этой молитвы имеет огромное значение, но также можно говорить о том, что в какие-то отдельные периоды, когда человек молится молитвой Иисусовой, то или иное слово этой молитвы приобретает для него значение большее, то есть больший отклик находит в его сердце.

Традиция молиться короткими молитвами восходит к самым первым временам христианства. Уже у монашествующих в Нитрийской пустыне можно найти учение и наставления о том, что они именовали сокровенным поучением. Сокровенным — то есть ни для кого не заметным. Смысл его заключается в том, чтобы на всё то время, которое остается между совершением положенных по чину молитвословий, наполнить ум и сердце тем содержанием, которое им должно быть свойственно, то есть обращенностью к Богу. Святитель Епифаний Кипрский как-то писал, обращаясь к монахам, примерно следующее: «Если вы собираетесь для молитвы два, три или даже четыре раза в день, это не должно означать, что всё остальное время вы не молитесь». Примерно то же самое можно сказать и о жизни нашей: мы молимся утром, молимся вечером, некоторые из нас молятся в течение дня, но значительная часть дневного времени зачастую остается у нас совершенно напрасно проживаемой.

Конечно, у нас есть дела, которыми мы заняты, есть наши обязанности, которые мы не можем игнорировать, но при этом у нас есть наш ум и наше сердце, которые должны иметь подобающее им занятие. Этим занятием, подобающим человеку по самому его происхождению, является размышление о Боге и обращение к Богу.

На чем это внутреннее сокровенное поучение своего сердца мы можем основывать? Это может быть какой-то стих из псалма, нам особенно близкий; это могут быть двадцать четыре краткие молитвы по количеству часов дня и ночи, помещенные в вечернем молитвенном правиле, — какие-то из этих молитв. Это может быть молитва мытаря — собственно говоря, она и явилась прообразом молитвы Иисусовой. Ведь мытарь просит о том, чтобы Господь его помиловал. Того же самого желает и любой человек, который хочет достичь спасения: только лишь одного — милости Божией, потому что всё остальное, на самом деле, в нашей жизни не так уж и важно. Собственно говоря, даже когда мы стоим на богослужении, какие слова чаще всего поются в храме? «Господи, помилуй». По большому счету, можно сказать, что всё богослужение является неким раскрытием этих слов. Кому-то может показаться, что это преувеличение, но на самом деле даже если слово «помилуй» всего не объемлет, слово «Господи» собой объемлет абсолютно всё. Может быть, даже и «помилуй» не понадобится, если человек вполне первое слово сможет понять.

От пространного к краткому — и обратно

Как следует молиться Иисусовой молитвой? На этот счет существуют разные взгляды, и можно порой встретиться с различными противоречащими друг другу мнениями. Есть люди, которые считают, что молитва Иисусова является какой-то особой молитвой: достаточно начать просто ее повторять — и в жизни человека начнут происходить изменения. Некоторых это приводит еще и к убеждению в том, что этой молитвой можно молиться только по благословению духовника и только будучи к этому в достаточной степени готовым. Но, безусловно, это не так. Любая молитва — это обращение к Богу, и какова форма этой молитвы, в какие словах она заключена, само по себе решающего значения не имеет. Иисусова молитва — такая же молитва, как и любая другая, просто очень удобная и для нашего сердечного восприятия, и для нашего ума. В любой пространной молитве присутствует множество мыслей, и мы в процессе ее чтения зачастую рассеиваемся, наш ум отбегает. А здесь в очень короткой фразе заключается всё самое важное, и нам нужно сконцентрироваться всего лишь на какое-то мгновение, чтобы ее произнести. Потом опять сконцентрироваться и опять произнести, и так далее. И это, на самом деле, наиболее простой способ научиться внимательной молитве.

Некоторые духовные авторы считали, что человек сначала должен обучиться молитве Иисусовой и только после этого переходить к молитвословиям более пространным. Другие полагали, что наоборот: нужно начинать с молитвословий продолжительных, чтобы понять, о чем вообще должно молиться, и потом уже переходить к «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного» как к тому, что всё это пространное, уже осознанное нами, вмещает в немногих словах. Мне самому кажется, что наиболее правы те, кто полагает, что нужно молиться параллельно — и одно творить, и другого не оставлять. Современному человеку обязательно нужны те пространные молитвы, которые составляют утреннее и вечернее молитвенное правило, и в это существующее правило нужно вводить и молитву Иисусову. На это не нужно никаких особых благословений, и ничего рискованного в этом (если мы относимся к этому просто как к молитве и не ищем какого-то сверхъестественного мистического опыта), повторюсь, нет.

Подальше от мистицизма

Может случиться так, что в то время, когда мы повторяем Иисусову молитву, нам начнут являться какие-то мысленные образы — не в результате применения дыхательных и прочих «практик», о которых я сказал выше, а как бы сами по себе. Как к этому относиться? Не пугаться, но и ни в коем случае не принимать — не фантазировать на эту тему, не впускать в свое сердце. Разумнее всего относиться к этому спокойно, говорить себе: «Вот у меня есть дело, я прошу Бога о милости. А что еще этому сопутствует – не суть важно». И не надо это каким-то образом пытаться оценивать. Лучше задать себе вопрос о вещах реальных: «Те ситуации, которые раньше задевали мое самолюбие, меня сейчас задевают так же?». И если мы понимаем, что все-таки в чем-то удалось смириться, – благодарить за это Бога и стараться ни в коем случае этого не потерять.

Не надо, живя в миру, пытаться повторять подвиг исихастов, которые имели очищенный от помышлений и образов ум, заключенный лишь в слова молитвы.

Если человек, живя не в пустыне, а среди множества забот житейских, пытается взойти к такому напряжению ума, он может повредиться и умом, и душой. С такими случаями как раз и связаны представления об Иисусовой молитве как о чем-то неоднозначном и опасном. Но нужно понимать, что дело здесь совершенно не в молитве как таковой. И это не значит, что мы не можем молиться молитвой Иисусовой постоянно, что мы не можем к ней относиться как к глубокому, серьезному внутреннему деланию — напротив, она может и должна стать нашим достоянием, но происходить это должно не через какие-то рывки, не через «медитирование», не через имитацию древнего подвижничества, а иначе.

Читайте так же:  Молитвы от бесплодия Матроне

Осознать смысл слов

О чем же необходимо заботиться, на что обращать внимание, приступая к молитве Иисусовой?

Прежде всего, о том, чтобы не занимать свой ум чем-то посторонним, а занимать его именно словами молитвы и в каждое из ее слов стараться умом проникнуть. Преподобный Петр Дамаскин говорит, что ум, молящийся внимательно, утесняет сердце, то есть когда человек молится со вниманием, он в какой-то момент начинает понимать, о чем он молится. Зачастую нам кажется, что мы до конца понимаем смысл слов, с которыми обращаемся к Богу. Но вот однажды мы молимся, стараемся в эти слова проникнуть — и нам этот смысл вдруг раскрывается по-настоящему, пронизывает наше сердце, и мы понимаем, что раньше только лишь по поверхности скользили. Мы слышим «помилуй», мы слышим «грешного», и в некой полноте уже понимаем, что это такое, и сердце наше сокрушается в покаянии.

Собственно, второе, о чем нужно заботиться, — как раз о том, чтобы приступать к молитве с покаянным настроем. Ведь что такое молитва? Это прошение, это мольба. А кто умоляет, кто просит? Тот, кто очень сильно нуждается. Вот мы проходим каждый раз в храм — там у ворот находятся люди, которые нуждаются, и они просят. То же самое происходит и в молитве. И правильной будет только та молитва, в которой человек просит, но при этом хорошо понимает, что Господь ровным счетом ничего не обязан ему давать, — надеется на Его милость, но просит о ней как о каком-то чуде. Нужно научиться идти по этой тонкой грани: с одной стороны, на чудо надеяться, с другой — его не требовать.

Обязательно нужно обращать внимание на то, какой плод приносит молитва — меняется ли наша жизнь и в чем именно. В воспоминаниях архимандрита Рафаила (Карелина) о схиархимандрите Серафиме (Романцове) есть такой эпизод: к схиархимандриту пришла одна молодая пустынница, которая жила в горах Абхазии, и стала говорить о том, что она стяжала непрестанную Иисусову молитву. Эта женщина находилась в состоянии тяжелейшей прелести, что было совершенно ясно из того, что свидетельствовали о ней знавшие ее люди. И отец Серафим сказал ей примерно следующее: «Ты ничего не стяжала — ты просто привыкла: как попугай твердит одни и те же слова, так же и ты». И действительно, человек может просто научиться твердить Иисусову молитву, а не молиться ею — и это будет явственно как раз из того, что плода этой молитвы в его жизни никакого не будет. И покаяния никакого не будет — это будет молитва без покаяния. Поэтому помнить о связи молитвы и нашей жизни совершенно необходимо.

Слезы боли и радости

Когда мы повторяем, вслух или про себя, Иисусову молитву, очень важно приводить себе на память такую простую и ясную мысль: мы предстоим пред Богом, и Господь нашу молитву слышит – ни одно из слов, которые мы в этой молитве произносим, не пропадает напрасно. И еще: впереди у нас вечность и Страшный Суд, который определит нашу участь в вечности, но сейчас у нас еще есть время просить.

Вполне естественно, если при этом мы будем ощущать и боль, и скорбь; естественно и то, что спустя какое-то время мы начнем чувствовать, что среди этой боли и скорби есть надежда. И может даже происходить так, что и боль усиливается, и надежда вместе с тем становится более крепкой и более основательной. Именно так рождается то, что святые отцы именуют радостнотворным плачем. Людям внешним это состояние представляется порой неким безумием: они не могут понять, как человек и радуется, и плачет одновременно, и они для себя делают вывод, что в Церкви собрались люди душевно поврежденные. Но на самом деле и в обычной жизни бывают ситуации, когда ты что-то очень важное потерял, когда вернуть это никакой надежды не осталось — и вдруг ты совершенно неожиданно получаешь то, чего уже не чаял. И ты не можешь никак свои чувства выразить и пережить иначе, кроме как в слезах, и в этих слезах боль претворяется в радость. Вот и в молитве что-то подобное происходит.

О гордости нищих

От островка к островку

Как приобрести навык молитвы Иисусовой? Так же, как и навык молитвы в принципе, — регулярным образом в молитве подвизаясь. Лучше всего начинать с добавления к своему утреннему и вечернему правилу либо какого-то определенного количества молитв Иисусовых, либо определенного времени на эту молитву. Это количество и это время поначалу должно быть небольшим и, конечно, оно будет зависеть от наших сил и обстоятельств: для кого-то это будет двадцать молитв Иисусовых, для кого-то — двести, для кого-то — две минуты, для кого-то — двадцать минут. Суть здесь не в количестве, а в том, что просто должно быть время — ежедневно утром и вечером, когда мы молимся этой молитвой, и молимся внимательно. Утром молитву Иисусову лучше совершать сразу после пробуждения — до утренних молитв, а вечером — наоборот, после совершения вечернего правила, и потом уже, ложась спать, по возможности стараться этой молитвой продолжать молиться, чтобы с нею засыпать и просыпаться.

На самом деле правильная молитва, с одной стороны, отрешает сердце человека от каких-то земных привязанностей, но с другой стороны, делает наш ум более ясным и помогает более разумно, внимательно подходить и к общению с людьми, и ко всему, за что мы несем ответственность. И именно к этому нам нужно идти.

Конечно, очень может помочь в приобретении навыка Иисусовой молитвы и соответствующее духовное чтение. В качестве первых, основополагающих книг по этой теме можно рекомендовать сборник «Умное делание», составленный наместником Валаамского монастыря игуменом Харитоном (Дунаевым) в начале прошлого века; книги святителя Феофана Затворника «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться» и «Письма о духовной жизни», где уделено очень большое внимание приобретению навыка молитвы вообще; соответствующие главы из «Аскетических опытов» святителя Игнатия (Брянчанинова). Кроме того, отдельные советы о молитве Иисусовой можно найти и у других более-менее близких нам по времени подвижников — в частности, у Оптинских старцев. С этого всего и стоит начинать ознакомление. А дальше… дальше – обогащение опытом.

Читайте так же:  Молитва на правильный путь

Некоторые ошибочно думают, что Иисусова молитва только для монахов. Однако Оптинские старцы наставляли и мирян заниматься Иисусовой молитвой. Преподобный Варсонофий (Плиханков) учил:«Чтобы всегда иметь память о Боге, для этого и молитва Иисусова».

Преподобный писал о разных ступенях молитвы:

«Молитва Иисусова разделяется на три, даже на четыре ступени. Первая ступень – молитва устная; когда ум часто отбегает и человеку надо употреблять большое усилие, чтобы собрать свои рассеянные мысли. Это молитва трудовая, но она дает человеку покаянное настроение.

Вторая ступень – молитва умно-сердечная, когда ум и сердце, разум и чувства заодно; тогда молитва совершается беспрерывно, чем бы человек ни занимался: ел, пил, отдыхал – молитва всё совершается.

Третья ступень – это уже молитва творческая, которая способна передвигать горы одним словом. Тогда такую молитву имел, например, преподобный пустынник Марк Фраческий.

Наконец, четвертая ступень – это такая высокая молитва, которую имеют только ангелы и которая дается разве одному человеку на всё человечество».

Для лучшего понимания того, какие дары посылает Господь молитвенникам и какая молитва соответствует уровню духовного возрастания молящегося, преподобный Варсонофий пояснял подробно:

«Первый от Господа дар в молитве – внимание, то есть когда ум может держаться в словах молитвы, не развлекаясь помыслами. Но при такой внимательной, неразвлекательной молитве сердце еще молчит. В этом-то и дело, что у нас чувства и мысли разъединены, нет согласия в них. Таким образом, первая молитва, первый дар есть молитва неразвлекаемая.

Вторая молитва, второй дар – это внутренняя молитва, то есть когда чувства и мысли в согласии направлены к Богу. До сих пор всякая схватка со страстию оканчивалась победой страсти над человеком, а с этих пор, когда молятся ум и сердце вместе, то есть чувства и мысли в Боге, страсти уже побеждены. Побеждены, но не уничтожены, они могут ожить при нерадении, здесь страсти подобны покойникам, лежащим в гробах, и молитвенник, чуть страсть зашевелится, бьет и побеждает.

Третий дар есть молитва духовная. Про эту молитву я ничего не могу сказать. Здесь в человеке нет уже ничего земного. Правда, человек еще живет на земле, по земле ходит, сидит, пьет, ест, а умом, мыслями он весь в Боге, на небесах. Некоторым даже открывались служения ангельских чинов. Эта молитва – молитва видения. Достигшие этой молитвы видят духовные предметы, например состояние души человека, так, как мы видим чувственные предметы, – как будто на картине. Они смотрят уже очами духа, у них смотрит уже дух».

Как правильно творить Иисусову молитву

Преподобный Лев учил молиться в простоте сердца, ожидая милосердия Божия: только один Господь знает, что на пользу для каждого конкретного человека:«Молитву Иисусову проходи, как творишь, и приидет время, когда самое дело и милосердие Божие просветит и вразумит вашу душу, как и кого вопросить, и послётся, что ищешь и желаешь».

Старцы советовали произносить Иисусову молитву как можно чаще, но не искать при этом каких-то особых приятных чувств, духовных утешений и наслаждений.

Преподобный Амвросий объяснял:

«Устную молитву как бы кто ни проходил, не было примеров, чтобы впадал в прелесть вражескую. А умную и сердечную молитву проходящие неправильно нередко впадают в прелесть вражескую. И потому, прежде всего, должно держаться крепче устной молитвы, а потом умной, со смирением, а затем уже, кому удобно и кому благоволит Господь, переходить к сердечной, по указанию святых отцев, опытом прошедших всё это».

На вопрос, как достигнуть сердечной молитвы и что означает «опускать ум в сердце»,преподобный Анатолий (Зерцалов) отвечал, предостерегая:

«Сердечного места отыскивать не должно: когда возрастет молитва, она сама отыщет оное. Наше старание – заключать ум в слова: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную”».

Во время Иисусовой молитвы часто находит буря помыслов, которые всевает враг.

Преподобный Иларион учил не противоречить вражьим помыслам, так как это под силу только опытным молитвенникам, а просто продолжать молиться в простоте сердечной, уповая на милость Божию:

Видео (кликните для воспроизведения).

«А если когда против желания ум пленится, тогда продолжать молитву, а не противоречить – противоречить не твоей еще меры».

Оптинские старцы предупреждали о необходимости смирения при молитве. Как-то духовное чадо отца Амвросия пожаловалась ему на то, что при произнесении Иисусовой молитвы она запинается на словах «Помилуй мя, грешную». Старец отвечал:

«Пишешь ты, что в молитве Иисусовой есть у тебя какое-то запинание на словах “Помилуй мя, грешную”; это показывает, что прежде эта молитва совершалась тобою без должного смирения, без которого неприятна Богу и молитва наша. Поэтому принудь себя ударять на слово “грешную” с должным понятием».

Преподобный Варсонофий напоминал о том, что идущий путем Иисусовой молитвы может претерпевать скорби, которые, однако, нужно принимать без ропота:

«Путь молитвы Иисусовой есть путь кратчайший, самый удобный. Но не ропщи, ибо всякий идущий этим путем испытывает скорби».

Об опасности «выпрашивания» духовных даров и молитвы высокой степени

Оптинские старцы предостерегали от самовольного стремления добиваться более высокого уровня молитвы или домогаться духовных даров, будь то слезы на молитве или чистота и бесстрастие.Преподобный Лев писал, что, не очистив сердца, не победивши страстей, нельзя сохранить духовное богатство без вреда для себя:

«Вы, вкусивши по милосердию Божию сладость и утешение от молитвы, теперь не обретая сего в себе, смущаетесь, унываете, считаете себя виновницей сей потери, и ваше нерадение – это истинная правда. Но я нахожу здесь и Промысл Божий, отъявший от вас сие утешение. Не победивши страстей и не очистивши сердца своего, можно ли сохранить это богатство без вреда! И не дастся вам оно к пользе вашей, дабы не впали в прелесть».

Читайте так же:  Самые сильные молитвы для защиты

Преподобный Варсонофий также предостерегал об опасности «выпрашивания» даров и молитвы высокой степени:

«Молиться о даровании молитвы внимательной можно, но молиться о даровании высоких молитвенных состояний, я полагаю, погрешительно. Это надо всецело предоставить Богу. Некоторые выпрашивают себе молитву высокой степени; Господь давал им по безграничному Своему милосердию, но им самим она не была впрок…»

Старец Макарий написал статью «Предостережение читающим духовные отеческие книги и желающим проходить умную Иисусову молитву», где он предупреждал, что Иисусову молитву нужно читать просто и главным должно быть чувство покаяния, а не искание высоких духовных даров.

«Помните: дар молитвы, а не собственность твоя; надобно сей дар заслуживать не одною молитвою, но и прочими благими делами: смиренномудрием, простотою, терпением, простодушием, а без сих добродетелей хотя, мнится, кто якобы стяжал молитву, но прельщается: не молитва это, но маска молитвы».

В центре умного делания святителя Игнатия, как и многих других отцов-аскетов, – молитва Иисусова. Святитель выявляет определенную последовательность в совершении молитвы Иисусовой, своего рода ступени молитвенного восхождения к Богу. В частности, в аскетическом наследии святителя мы видим следующие ступени:

Для правильного прохождения данных ступеней молитвенного делания святитель предлагает один и тот же принцип: заключать ум в слова молитвы, отвергая всякую мечтательность: «Святый Иоанн Лествичник советует заключать ум в слова молитвы и, сколько бы раз он ни устранился из слов, опять вводить его. Этот механизм особенно полезен и особенно удобен. Когда ум будет таким образом во внимании, тогда и сердце вступит в сочувствие уму умилением – молитва будет совершаться совокупно умом и сердцем» [1] .

Первый вид совершения молитвы Иисусовой есть совершение ее устно, гласно, словесно. Он заключается в устном произношении слов молитвы Иисусовой при внимании к ним ума. Молитва устная, поскольку произносится языком, есть явление еще телесного подвига, который, однако, не должен исключаться при вступлении в умное делание [4] . Вместе с тем молитва устная есть начало умной молитвы, когда произносимым словам сопутствует внимание ума, эта неизменная, обязательная принадлежность умного делания. «Устной, гласной молитве, как и всякой другой, должно непременно сопутствовать внимание. При внимании польза устной молитвы – неисчислима. С нее должен начинать подвижник» [5] . «Для всех и каждого существенно полезно начинать обучение молению именем Господа Иисуса с совершения молитвы Иисусовой устно при заключении ума в слова молитвы. Заключением ума в слова молитвы изображается строжайшее внимание к этим словам, без которого молитва подобна телу без души» [6] .

Во внимании ума к словам молитвы состоит вся связь устной молитвы с умным деланием, без этого устная молитва не может оказать пользы душе. И потому необходимо произносить молитву неспешно, тихо, спокойно, с умилением сердца, произносить ее чуть вслух, отгоняя все приходящие помыслы и заключая ум в произносимые слова [7] . «Внимательная устная и гласная молитва, – говорит святой Игнатий, – есть начало и причина умной. Внимательная устная и гласная молитва есть вместе и молитва умная. Научимся сперва молиться внимательно устною и гласною молитвою, тогда удобно научимся молиться и одним умом в безмолвии внутренней клети» [8] .

От частого упражнения в гласной молитве уста и язык освящаются, делаются неспособными к служению греху, освящение сообщается и душе. Поэтому святитель Игнатий приводит в пример преподобных Сергия Радонежского, Илариона Суздальского, Серафима Саровского и некоторых других святых, которые не оставляли устной и гласной молитвы в течение всей жизни и сподобились благодатных даров Святого Духа. У этих святых «с гласом и устами были соединены ум, сердце, вся душа и всё тело; они произносили молитву от всей души, от всей крепости своей, из всего существа своего, из всего человека» [9] . Святитель Игнатий достаточно высоко оценивает устную молитву, он советует совершать ее всем без исключения, совершать по указанному способу преподобного Иоанна Лествичника, без самостоятельного поиска последующих видов молитвы, поскольку лишь Господь может преобразовать устную молитву в умную, сердечную и душевную [10] .

Устная молитва, когда в ней приобретено и хранится внимание нерассеянным, сама собой переходит в молитву умную, а затем сердечную, что соответствует определенной духовной зрелости [11] .

Молитва называется «умною, когда произносится умом с глубоким вниманием, при сочувствии сердца» [12] . Способ преподобного Иоанна Лествичника уже приносит плод: ум привыкает заключаться в словах молитвы, внимание ума становится более глубоким, при этом уму содействует сердце. Сердце соучаствует в молитве чувствами сокрушения, покаяния, плача, умиления [13] . Впрочем, естество еще не преображено, разъединение ума, сердца и тела влияет на молитву, время от времени умная молитва расхищается чуждыми помыслами. Причина этого заключается в том, что ум, не освободившись совершенно от пристрастий, впечатлений, попечений, не имеет устойчивости и потому предается мечтаниям. Поэтому на данной ступени еще требуется постоянное понуждение себя к правильному совершению молитвы. Для достижения благодатной непарительности ума необходимо постоянно доказывать искренность своего желания подвигом, удержанием ума в словах молитвы.

Собственный подвиг со временем может привести к благодатному, нерасхищаемому вниманию, но сначала «предоставляется молящемуся молиться при одном собственном усилии; благодать Божия несомненно содействует молящемуся благонамеренно, но она не обнаруживает своего присутствия. В это время страсти, сокровенные в сердце, приходят в движение и возводят делателя молитвы к мученическому подвигу, в котором побеждения и победы непрестанно сменяют друг друга, в котором свободное произволение человека и немощь его выражаются с ясностию» [14] . Нередко понуждение себя к умной молитве длится всю жизнь. Поскольку молитва противостоит ветхому человеку, то доколе он присутствует в нас, дотоле противится молитве. Противятся ей и падшие духи, стараются осквернить молитву склонением нас к рассеянности, к принятию приносимых ими помыслов и мечтаний. Но часто понуждение себя увенчивается благодатным утешением в молитве, которое способно ободрять к дальнейшему понуждению себя.

Если же будет воля Божия, то, как говорит святитель Игнатий, «благодать Божия являет ощутительно свое присутствие и действие, соединяя ум с сердцем, доставляя возможность молиться непарительно или, что то же, без развлечения, с сердечным плачем и теплотою; при этом греховные помыслы утрачивают насильственную власть над умом» [15] . И такая молитва именуется у святителя Игнатия «сердечною, когда произносится соединенными умом и сердцем, причем ум как бы нисходит в сердце и из глубины сердца воссылает молитву» [16] .

Читайте так же:  Молитва от болезни эпилепсии

Состояние при сердечной молитве характеризуется освобождением от расхищения и пленения души наносимыми врагом помыслами, подвижник допускается пред невидимое лице Божие, и если ранее, при нечистой молитве, понятие его о Боге было мертвым, то теперь он «познает Бога познанием живым, опытным» [17] . То есть только при сердечной, нерасхищаемой молитве возникает живое познание Бога, не теоретическое и отстраненное, а опытное богопознание. «Тогда человек, обратив взоры ума на себя, видит себя созданием, а не существом самобытным, каким обманчиво представляются люди самим себе, находясь в омрачении и самообольщении; тогда уставляет он себя в то отношение к Богу, в каком должно быть создание Его, сознавая себя обязанным благоговейно покоряться воле Божией и всеусердно исполнять ее» [18] . Благодатный духовный плач, как особый дар Божий, сопутствует сердечной молитве [19] .

И далее, по святителю Игнатию, молитва становится «душевною, когда совершается от всея души, с участием самого тела, когда совершается из всего существа, причем всё существо соделывается как бы едиными устами, произносящими молитву» [20] . Душевной молитве свойственно благодатное духовное ощущение страха Божия, благоговения и умиления, которое переходит в любовь. Только на этой ступени подвижник испытывает духовное наслаждение в предстоянии лицу Божию, молитва его становится самодвижной, непрестанной [21] .

Святитель Игнатий описывает этот завершительный этап молитвенного восхождения к Богу весьма сходно с тем, как свидетельствуют о состоянии духовного восхищения и созерцания другие святые отцы: «Когда ж, по неизреченному милосердию Божию, ум начнет соединяться в молитве с сердцем и душею, тогда душа, сперва мало-помалу, а потом и вся начнет устремляться вместе с умом в молитву. Наконец устремится в молитву и самое бренное наше тело, сотворенное с вожделением Бога, а от падения заразившееся вожделением скотоподобным. Тогда чувства телесные остаются в бездействии: глаза смотрят и не видят: уши слышат и вместе не слышат. Тогда весь человек бывает объят молитвою: самые руки его, ноги и персты несказанно, но вполне явственно и ощутительно участвуют в молитве и бывают исполнены необъяснимой словами силы» [22] . Хотя святитель не употребил ни термина «обожение», ни термина «созерцание», но его описание объятия молитвой всего человека с душой и телом и исполнения «необъяснимой словами силой», несомненно, подводит к этим понятиям.

Итак, подытожим учение святителя Игнатия о ступенях молитвенного делания. Молитва устная – внимательно произносимая вслух. Умная – с глубоким вниманием ума и покаянными чувствами сердца, но время от времени расхищаемая мечтательностью. Сердечная – из соединенных ума и сердца, когда молитва становится непарительной, а греховные помыслы утрачивают насильственную власть над умом. Душевная – это молитва благодатная, произносимая из всего душевно-телесного существа человека, сопутствуемая особым благодатным состоянием и ощущением духовной любви. Причем лишь на этой, завершительной, четвертой ступени подвижник испытывает духовное наслаждение в предстоянии лицу Божию, а молитва его становится самодвижной, непрестанной. На данном пути строжайше запрещается специально искать молитвенных восторгов и скорых переходов на последующую ступень молитвы, что должно совершаться естественным образом по усмотрению Божию.

Молитва Иисусова, по научению святых отцов, прилична, когда человек идет, или сидит, или лежит, пьет, ест, беседует или занимается каким рукоделием, кто может при всем этом произносить молитву Иисусову со смирением, тот не должен оставлять оной, за оставление же укорять себя и каяться со смирением, но не смущаться, потому что смущение, какое бы оно ни было, есть признак тайной гордости и доказывает неопытность и неискусство человека в прохождении своего дела (2, ч. 2, с. 83).

. К молитве простирайся елико можешь, поминая сказанное тебе при пострижении, как тебе давали четки: «Вот тебе, сестра, меч духовный. Глаголи выну во уме, во устех, в мысли, в сердце: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Держись и ты этого предписания, и как будет тебе возможно, так и произноси молитву, иногда умную, иногда устную, а на свободе и сердечную, если Бог поможет. А при немощах и неисправностях кайся и смиряйся, но не смущайся (2, ч. 3, с. 121).

Пишешь ты, что в молитве Иисусовой есть у тебя какое-то запинание на словах «помилуй мя грешную», это показывает, что прежде эта молитва совершалась тобою без должного смирения, без которого неприятна Богу и молитва наша. Поэтому принудь себя ударять на слово грешную с должным понятием (2, ч. 2, с. 87).

Молитву в келье читать устами: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную». Или: «Боже, очисти мя грешную». А в церкви: «Господи помилуй». И слушай больше, что читают. А если не слышишь, то всю молитву читай: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную» (1, ч. 2, с. 70–71).

. Я тебе не советовал проходить умную молитву, а творить сию молитву по твоей мере устно, как пишет святой апостол Павел: непрестанно принося Богу жертву хвалы, то есть плод уст, прославляющих имя Его (см. Евр. 13, 15 ); умом же призывать Божию помощь лишь тогда, когда найдут скверные помыслы и устно сотворить молитву бывает неудобно по причине близкого присутствия других или идет церковная служба (2, ч. 3, с. 47).

Пишешь, что во время молитвы у тебя бывают плотские движения и скверные хульные помыслы. Должно быть, ты во время молитвы держишь внимание ума внутри очень низко. Сердце человека находится под левым соском, ежели молящийся человек держит внимание ума ниже, тогда и бывает движение плоти. Держи больше устную молитву, тогда и избавишься от подобных движений; от устной молитвы никто не впадал в прелесть, а умную, сердечную молитву без наставления проходить опасно.

Такая молитва требует наставления, безгневия, молчания и смиренного самоукорения во всяком неприятном случае. Поэтому безопасней всегда держаться молитвы устной, так как мы скудны в терпении, смирении и безгневии, потому и требуется молитва, особенно во время смущения и за себя, и за оскорбивших: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных» (11, с. 538–539).

Когда бывает бесчувствие, тогда наиболее нужно упражняться в молитве устной (3, с. 220).

Пишешь, что ты проходишь молитву Иисусову устную и умную, а о сердечной молитве не имеешь и понятия. Сердечная молитва требует наставника. Впрочем, кто сначала проходит правильно устную молитву, заключая ум в слова молитвы «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного или грешную», а потом будет проходить правильно и умную молитву, со смирением держа внимание ума в персях, то по времени и без наставника у некоторых умная молитва сама переходит в сердечную. Впрочем, у кого не переходит, должны довольствоваться устной и умной. Несколько лет назад приезжала в Оптину одна молитвенница, которая занимается молитвой Иисусовой более 30 лет. Она говорила о себе: «Я не знаю, где у меня сердце, но бывает, когда творю молитву Иисусову, нахожусь в таком состоянии, что все кости моя рекут: “Господи, кто подобен Тебе”». Впрочем, можешь прочесть пространно писанное о сердечной молитве Иисусовой во 2-й части «Добротолюбия» у Каллиста и Игнатия и затем 43-ю главу о прилоге и изменении, также в 4-й части «Добротолюбия» кратко сказано о молитве Иисусовой Каллиста, Патриарха Константинопольского. Что-нибудь поймешь, когда будешь самым делом дополнять, особенно когда позаботишься о приобретении смирения, без которого не только молитва, но и другие делания тщетны (2, ч. 3, с. 126).

Читайте так же:  Молитва от зависти зависть черная пелена

Устную молитву как бы кто ни проходил, не было примеров, чтобы впадал в прелесть вражескую. А умную и сердечную молитву проходящие неправильно нередко впадают в прелесть вражескую. И потому прежде всего должно держаться крепче устной молитвы, а потом умной, со смирением, а затем уже, кому удобно и кому благоволит Господь, переходить к сердечной, по указанию святых отцов, опытом прошедших все это (2, ч. 3, с. 127).

Описанным тобой немощам душевным и телесным подвергся ты потому, что по неопытности употреблял не тот образ молитвы, возносясь умом к Престолу Святой Троицы и созерцая непостижимое Божество по человеческому представлению, в образе и подобиях, отчего, по слову святого Григория Синаита и святого Симеона Нового Богослова, неопытные впадают в прелесть. Образ молитвы с видением и возношением ума на небо могут употреблять только бесстрастные, долгим временем и подвигом, паче же смирением и помощью Божией очистившие себя от примеси страстей, а для новоначальных и немощных это весьма опасно и доводит до прелести вражией, при которой подвергаются неподобным немощам и увлечениям, как объясняет это святой апостол: И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму – делать непотребства ( Рим. 1, 28 ) (2, ч. 3, с. 141).

В письме. пишешь что-то о высоком, о внутреннем поучении, об умной молитве, что молитва у тебя сама собой действует и вовремя! Что-то это не похоже на настоящее делание и предвещает более опасность, нежели успех духовный. Духовная наша мера с тобой еще очень мала… (2, ч. 3, с. 46).

Касательно умной и сердечной молитвы, к которой ты так расположена, скажу, что враг наш душевный не восстает так ни против какой добродетели, как против молитвы, в особенности умной и сердечной, всеми способами подвизает 52 человека на гнев и на немирствие против других, которые по своему неразумию, а вместе по наущению вражию мешают нам проходить внимательную жизнь. Блаженный Илия Екдик пишет: «Егда помолишься, якоже подобает, ожидай онех, яко не подобает» 53 , т.е. гневного возмущения (2, ч. 3, с. 42).

Думаю, что живущим в монастырях удобнее и полезнее приспособлять молитву Иисусову к порядкам того монастыря, держась, сколько возможно, благоразумного молчания, а в нужде – краткословия. Покойные наши старцы говорили, что хорошо, если кто может, слушая и чтение церковное, держать при этом и молитву Иисусову, тогда и внимания больше бывает. В келейном же чтении, как и сама ты читала, если молитва Иисусова хорошо действует, то можно правило оставлять (2, ч. 3, с. 120).

Пишешь, что тебе попалась в руки рукопись, где указывается простой способ, как проходить молитву Иисусову устную, умную и сердечную, какого-то Орловской губернии крестьянина, наученного этому каким-то неизвестным старцем. Пишешь, что рукопись или записка этого крестьянина заканчивается 1859 годом. Незадолго перед этим временем мы слышали от покойного нашего старца, батюшки отца Макария, что к нему приходил один мирянин, имевший такую высокую степень духовной молитвы, что батюшка отец Макарий недоумел, что и отвечать ему, когда мирянин ради получения совета рассказывал старцу нашему разные состояния молитвы, и батюшка отец Макарий мог ему только сказать: «Держитесь смирения, держитесь смирения». И после с удивлением об этом нам говорил (2, ч. 3, с. 119–120).

Взялась, сестра, за дело, то не малодушествуй, а будь мужественна, вооружая себя верой и упованием, и будешь ощущать явственно помощь Божию, делом разумевая сказанное у апостола: наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего ( Еф. 6, 12 ).

Неправду говорят враги, что ты прежде много молилась и не была услышана. Была услышана, но оставила должное хранение и понадеялась на себя, а может быть, кого-нибудь и осудила, от таких причин и возобновилось прежнее искушение. А если будем поступать по ветхозаветной заповеди «делать и хранить», то силен Господь сохранить нас (2, ч. 3, с. 136–138).

[Один брат спросил другого: «Кто тебя обучил молитве Иисусовой?» А тот отвечает: «Бесы». «Да как же так?» «Да так: они беспокоят меня помыслами греховными, а я все творил да творил молитву, так и привык» (1, ч. 1, с. 106).]

Видео (кликните для воспроизведения).

[Один брат жаловался старцу, что во время молитвы множество бывает разнообразных помыслов. Старец на это сказал: «Ехал мужик по базару, вокруг него толпа народу, говор, шум, а он все на свою лошадку: Но-но! Но-но! Так помаленьку, помаленьку и проехал весь базар. Так и ты, что бы ни говорили помыслы, все свое дело делай – молись!» (1, ч. 1, с. 106).]

Молитва Иисусова добротолюбие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here