Молитвы эфесским отрокам

Предлагаем ознакомиться: Молитвы эфесским отрокам с точным и подробным описанием.

М у́ченицы Твои́, Го́споди,/ во стра́даниих свои́х венцы́ прия́ша нетле́нныя от Тебе́, Бо́га на́шего:/ иму́ще бо кре́пость Твою́,/ мучи́телей низложи́ша,/ сокруши́ша и де́монов немощны́я де́рзости./ Тех моли́твами// спаси́ ду́ши на́ша.

В е́лия ве́ры чудесе́,/ в пеще́ре, я́ко в черто́зе ца́рском,/ святи́и седмь о́троцы пребы́ша,/ и умро́ша без тли,/ и по мно́зех вре́менех воста́ша, я́ко от сна,/ во увере́ние воскресе́ния всех челове́ков.// Тех моли́твами, Христе́ Бо́же, поми́луй нас.

Б лагоче́стия пропове́дники и Воскресе́ния уме́рших изобрази́тели, / Це́ркви столпы́ седмочи́сленныя, / о́троки всеблаже́нныя пе́сньми восхва́лим: / ти́и бо по мно́гих ле́тех нетле́ния, а́ки от сна воста́вше, // всем возвести́ша я́ве ме́ртвых воста́ние.

М и́ра су́щая тле́нная презре́вше,/ и нетле́нныя да́ры прие́мше,/ уме́рше, кроме́ тле́ния пребы́ша./ Те́мже востаю́т по мно́гих ле́тех,/ все погре́бше лю́тых неве́рие,// я́же во хвале́нии днесь, ве́рнии, восхваля́юще, Христа́ воспои́м.

П росла́вивый на земли́ святы́я Твоя́ / пре́жде втора́го и стра́шнаго прише́ствия Твоего́, Христе́, / пресла́вным воста́нием отроко́в / показа́л еси́ Воскресе́ние неве́дящим е́, / нетле́нна одея́ния и телеса́ яви́в, / и царя́ уве́рил еси́ вопи́ти: // вои́стинну есть ме́ртвых воста́ние.

О пречу́днии святи́и седмочи́сленнии о́троцы, Ефе́са гра́да похвало́ и всея́ вселе́нныя упова́ние! Воззри́те с высоты́ Небе́сныя сла́вы на нас, любо́вию па́мять ва́шу чту́щих, наипа́че же на младе́нцы христиа́нския, ва́шему заступле́нию от роди́телей свои́х препоруче́нныя. Низведи́те на ня благослове́ние Христа́ Бо́га, ре́кшаго: оста́вите дете́й приходи́ти ко Мне. Боля́щия у́бо в них исцели́те, скорбя́щия уте́шите; сердца́ их в чистоте́ соблюди́те, кро́тостию испо́лните я́, и в земли́ серде́ц их зерно́ испове́дания Бо́жия насади́те и укрепи́те, во е́же от си́лы в си́лу им возраста́ти. И всех нас, святе́й ико́не ва́шей предстоя́щих, мо́щи же ва́ша с ве́рою лобыза́ющих и те́пле вам моля́щихся, сподо́бите Ца́рствие Небе́сное улучи́ти и немо́лчными гла́сы ра́дования та́мо прославля́ти великоле́пое и́мя Пресвяты́я Тро́ицы, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Святым семи отрокам во Ефесе: Максимилиану, Иамвлиху, Мартиниану, Иоанну, Дионисию, Ексакустодиану и Антонину

Кондак, глас 4-й:
Прославивый на земли святыя Твоя, прежде втораго и страшнаго пришествия Твоего, Христе. Преславным востанием отроков показал еси Воскресение неведящим е, нетленна одеяния и телеса явив, и царя уверил еси вопити: воистинну есть мертвых востание.

Молитва:
О, пречуднии святии седмочисленнии отроцы, Ефеса града похвало и всея вселенныя упование! Воззрите с высоты небесныя славы на нас, любовию память вашу чтущих, наипаче же на младенцы христианския, вашему заступлению от родителей своих препорученныя: низведите на ня благословение Христа Бога, рекшаго: оставите детей приходить ко Мне: болящия убо в них исцелите, скорбящия утешите; сердца их в чистоте соблюдите, кротостию исполните я, и в земли сердец их зерно исповедания Божия насадите и укрепите, во еже от силы в силу им возрастити; и всех нас, святей иконе вашей предстоящих, мощи же ваша с верою лобызающих и тепле вам молящихся, сподобите Царствие Небесное улучити и немолчными гласы радования тамо прославляти великолепое имя Пресвятыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.
О том же молятся Ангелу-хранителю младенца

422 год н.э.. Восточную Византию облетела весть о чуде. Даже среди множества чудес того времени, в том числе и шарлатанских, это чудо было слишком уж при громадном числе свидетелей. Удостовериться в произошедшем тогда потребовал даже сам Император Феодосий Младший.

Торетий ждал брата с водой и брынзой. Пора бы пообедать, а тот ушел в ряды торговцев шерстью и половиками и пропал на битых восемь теней. Над головой лавочки Торетия и соседней, торгующей лавром и специями, стоят двенадцать шестов, которые бросают тени на карнизы рядов по восточному склону рынка. По теням этих шестов уже давно принято считать время. В редкие же дни дождей солнечный Эфес, как и все Восточное Средиземноморье зажигает масляные часы. Сейчас они не требуются. Солнце сушит лепешки Торетия Курпи, а до второй волны покупателей ещё целая линия тени. Где-то далеко-далеко, наверно, у пристани кричат рыбаки, но звук их голосов долетает сюда только бессвязными «а-а-а» и напоминанием о соленых сетях и корзинах под вечерний вынос блестящей жирной рыбы.

Читайте так же:  Молитва Ксении петербуржской о женитьбе сына и создании семьи

Сосед Торетия, торгующий сладостями, дремлет в тени навеса. Другой сосед — справа, взявший баранину с ледника, похоже , начинает нервничать — ему обещали большие закупки: у менялы их рынка вчера родился внук, он обещал угощенье не только родственникам. Но в целом торговля не идет. Все-таки много мужчин ушло на войну с персами. Армия Варахрана V всего в двух днях пути по Анатолийскому побережью.

В белом от выжженого песка проходе между лавками и арбами тишина и полный покой — спят куры в загороди, спят собаки в томном полудне. Только вон мальчишка какой-то появился. Идет, оглядывается, не местный что ли.
Мальчик, на вид ему было лет двенадцать-тринадцать, подошел к лепешкам Торетия:
-Здравствуйте, уважаемый. Сколько стоит ваша лепешка?
-Диобол. Давай драхму и бери пять.

Мальчик протянул монету, а Торетий, взяв её в руки, оглянулся и прислушался к дальним крикам рыбачьего причала. Мелькнула мысль — может кто-то с дальних морей причалил и он, Курпи, неправильно понял крики рыбаков. В руке его сверкала серебряная дидрахма с чеканеными Августом и Агриппой. Такие монеты могут завезти только из Мезии или из Фиваиды какие-нибудь полуразбойничьи баркасы. Такие монеты давно не в ходу. Ещё дед и прадед Торетия плавили серебро этих денег на украшения, отдавали их ювелирам на переработку, получая взамен пригоршни медных халков, на которые их император Феодосий Старший, позволял закупать мелкий скот, у гнавших его из Тавриды ассирийцев и голанитян.

-Ты откуда? Давно прибыли? — осторожно и делано равнодушно спросил Торетий, складывая стопочку лепешек, — Тебе далеко идти? Не уронишь?
— Я местный. Иамвлихом меня зовут. Родители мои и дедушка в глиномесах, на сушильне …
— Каких глиномесах? Их у нас четыре.
— Уважаемый, вы меня простите. а это какой город? Я будто во сне. Это Эфес?
Торетий взял крепко мальчика за руку, благо с лепешками тот просто уже не смог бы бежать.
— Ты где клад нашел? Ты зачем врешь? Ты чей?

Разговор мальчика и торговца становился громче обычного. Сосед слева, торговец сладостями, встал со своего дивана, выглянул из-за груды сушеного перца торговец по ту сторону рядов напротив. Через несколько минут вокруг Торетия и Иамвлиха стояло несколько мужчин. Они по очереди вертели в руках монету, настойчиво требовали сказать, откуда он и чей . Иамвлих пытался пояснять, но его ответы раздражали торговцев, он будто дразнил их, он говорил о людях, которых нет. Он говорил о городе, которого торговцы не знали. И если бы Иамвлих в своих пояснениях не ссылался на храм Артемиды, как на место, на которое можно ориентироваться, то можно было бы подумать, что он говорит вообще о другом городе. А ещё один из торговцев заметил, как пристально смотрит мальчик на его крест на груди.
— Что так смотришь? Ты знаешь Христа? Ты -христианин?
Мальчишка словно приготовился к удару, было видно, что он напрягся и внутренне собрался, кажется, он даже что-то прошептал про себя. Может быть, это была молитва.
— Да, я — христианин, — и через паузу, нахмурив по-взрослому бровки, спросил, — И вы? Или это какое-то украшение?

Читайте так же:  Молитвы к Трифону

Мужчины почувствовали в словах мальчика какую-то надежду на вменяемый ответ их любопытству. «Крестоносец» истово перекрестился:
— Вот, истино говорю — христианин я. Слава Отцу и Сыну, и Святому Духу!
— И я христианин, да славятся дела апостола нашего Иоанна. — другой мужчина показал крупную татуировку креста на запястье руки. Это были два шрама, залитые, когда-то фисташковым экстратом и посиневшие со временем. Но крест на руке был явно резан специально и с попыткой «красивости» резьбы. Перекрестился и мальчик. Он был взволнован.
— Вы меня к священнику отведите тогда, — он сглотнул, похоже, давя в себе слезы, — я ему скажу.

Мальчика вели по белым улицам Эфеса, он оглядывался на кресты и миноры в окнах домов, в начертания на воротах святого распятия и рыб, в громадную стройку Базилики и Агоры. Иамвлих, кажется, поражался не стройкам, не новым величинам города, а именно открытым крестам. Жители Эфеса, всего двадцать лет назад окончательно разрушившие храм Артемиды, ещё не знали, что город ждет потрясение большее, чем пожар Герострата, учиненный семьсот лет назад.
Солнце ещё не потеряло дневного жара, ещё дремали в дневном отдыхе строители под лесами новых храмов и величественными колоннами Базилики, когда от дома священника Мелетия уже громадная толпа числом до ста человек спешила по улицам за город, вовлекая с собой новых любопытных и рождая слух за слухом. По городу разнеслась весть о чуде — о мальчике пришедшем с других времен.
… он говорит о казнях христиан при императоре Декии.
. он рассказывает о Трифоне усеченном при Аквилине …
. он говорит, что они христиане.
… что их семеро в пещерах.
… что они от казней спрятались. И что в городе при них людей было больше, но все боялись готов. Когда ж те готы были — при бабке дедки моего дедки.
Господи! Да куда же вы все.

Торетий Курпи, свернул товар в полотно, оставил присматривать дочерей, а сам ушел с всполошенным рынком. Толпа спешила к пещерам. У склонов белой горы с зарослями чигоры и кипарисовика, по старым тропам, где сейчас только пастухи окрестных селений порою гоняли стада коз и овнов толпа остановилась. «Где? Где они — твои друзья?» — читалось в глазах мужчин и парней, двух девушек, пошедших со старшими братьями и диакониссы общины отца Мелетия. Где? Где они? Не там ли, где далеко-далеко за изгибами склонов, в половине дневного перехода от этих старых пещер, где крошат скалы каменотесы? Но их и не видно отсюда и не слышно.
Иамвлих пригляделся к зарослям вокруг и свистнул. Потом громко, ещё громче крикнул:
— Ексакусто. Дионисий. Это я!! Со мной люди. Хорошие люди! Они христиане! Не бойтесь!

Толпа эфесиан и сам Иамвлих напряженно вглядывались в тихие замершие склоны.
— Э-э-й!! — не в силах выдержать затянувшейся тишины ещё раз крикнул мальчик. Кусты на склоне дрогнули и над ними встали юноши — один, два, три. шестеро. И сам Иамвлих — всего семеро. « Семеро не смогут обмануть, запутаются», — успокоено, и не без ехидцы про себя, подумал иерей Мелетий, мужчина средних лет, чернобровый с высоким горбатым носом, унаследованным от бабки, привезенной когда-то из Колхиды лихим морским торговцем-дедом.

Мальчики, старшим из них было лет по шестнадцать ( младшим оказался как раз Иамвлих, назвавший свой возраст «через июлий будет тринадцать») были испуганы, объяснения младшего товарища, что в городе мало людей и что все пришедшие пришли помочь, явно вызывали у них недоверие. Они стояли плечо к плечу, словно сторонясь от самого Иамвлиха и уж тем более от толпы и всего этого открытого пространства. Наконец торговец Торетий Курпи, чувствуя, что здесь что-то неладно, пошел простым житейским путем:
— Давайте-ка, отроки вы свои имена назовите. Все-таки перед вами люди постарше вашего.

Читайте так же:  Молитва милосердия двери отверзи нам благословенная Богородица

В толпе шушукались. Вдогонку невероятным слухам приходили новости, новые слухи и ещё новости. Вот облетела толпу молва, что в разобранной пещере, откуда отроки вышли, найдены две оловянные пластины с надписями. Их цитировали: «Здесь заживо погребены отроки Эфесские Максимиллиан, Иамвлих, Дионисий, Иоанн, Антонин, Мартиниан и Ексакустодиан приказом Императора Декия за дерзость и не исповедание Гения , но за хульные проповеди иудейской ереси о Человеке-Боге-Судие. 6 индикта, 5760». И даже подписи составителей тех табличек были известны теперь всему христианскому Эфесу — «Феодор» — была надпись на одной оловянной плашке, и «Руфин д», наверно дьяк, но может быть и воин — «декарх», что было во времена Декия чем-то вроде унтер-офицерского чина.

В перистиле дворца градоначальника Эфеса Софрония, с входом, украшенным двойной аркой и бронзовыми лошадьми, со стороны пристройки-опсидии на возвышении сидели четыре епископа, несколько священников, занятых явно документами и выполняющими одновременно роли курьеров, распорядителей, а заодно и службы справок и консультаций.

На самой открытой галерее рассаженные в два ряда вдоль стены и ряд у колон сидели торговцы с рынка, представители стражи, каменотесы, разбиравшие пещеру, почти половина из тех, кто присутствовал при первой встрече с мальчиками, а так же главы знатных семейств Эфеса — всего ж было присутствующих около двухсот. Сами отроки сначала стояли у ног епископов, потом им разрешили сесть, и они прилегли у ступеней к подиуму.

Заседание слушания свидетельств шло уже второй торм, деления на маслянных часах обнажились дважды.
— Так вы говорите, что отроки сии мясо есть отказались? — спросил один из епископов, глядя на свидетельствовавшего со стороны «первых встретивших», Торетия, — И что ж они ели? Только лепешки? Воду?
— Мед, ваше преосвященство. Мед, и один из них попросил рыбу. Печеную рыбу, она была на жаровнях при воротах у одного нашего благочестивого горожанина, когда мы в ходили в город от пещер.

Епископ кивнул каким-то мыслям в себе, повернулся к владыке ошуя себя и что-то шепнул ему. Но то, что шептали друг другу епископы, уже вовсю громко говорила толпа на улице: «Христос по воскресении тоже ел только мед и печеную рыбу. Христос по воскресении тоже просил не трогать его, не приближаться слишком близко. ». На руке Иамвлиха был синяк похожий на ожог — это то, место, за которое схватил его на рынке Торетий. Другим мальчикам повезло больше. Они были совсем невредимы, потому что Иамвлих своими болями в руке и наглядно показал, что трогать их не надо.

Даже епископы не знали и знать не могли названия подразделений и народные наименования войск союзников. Впрочем, по разговору потом выяснится, что «ламитаты — это ламитаты, а союзники — это ещё отдельное понятие определенных войск». Допрос продолжался. Уже было понятно и епископам, и чиновничей части Собрания, что вельможи Императора Феодосия-Каллиграфа не обвинят их в «пустом шуме с подлогами ересей», каких случалось только за последние несколько лет раз двадцать со скандалами и казнями магов и фокусников. Тут были отроки со знаниями и свидетельствами, каких не знали и старейшины, да и таблицы оловянные — тоже ведь свидетельствуют, и продолжающиеся все новые и новые детали жизни Эфеса почти двухсотлетней давности все продолжают рассказывать эти отроки.

-Почему ты отказался поклониться Гению? Ведь это же не языческий бог, а только статус Императора. — с хитрецой спрашивал епископ Илоим, пощипывая виноград с подноса . Он, уличенный в герметических ересях когда-то двадцать лет назад, все ещё исподволь доказывал своим братьям и сестрам по вере, что то была не вера его в учение Гермеса Трисмегиста, а любознательность и стремление к знаниям. Ко всему прочему надо было ему и потщеславиться верностью Риму через почитание традиций и знание истории.
-Это был статус в Духе противном Христу, — скромно отвечал Максимиллиан, — Ибо императоры умирали, а Гении их оставались для поклонения, как бесы.

Читайте так же:  Молитва иконе коренной курской

Собрание закивало головами. С несколько притворным уважением к ответу, нахмурив густые лохматые брови, поспешил кивнуть и епископ Илоим.

… На следующий день отроков повезли в Константинополь. Предание сохранило для нас, что сам Император беседовал с ними тихой беседою, дивясь чуду. И что ещё в 12 веке русский паломник Антоний, побывавший на Святом Афоне, заезжал в том числе и в Эфес, где поклонился мощам отроков, упокоенным в той же пещере , откуда они и вышли.

После того, как отроки Эфесские засвидетельствовали себя в многолюдном Собрании Эфеса, после того, как с ними беседовал Император (Феодосий Младший прослыл, кстати, в истории как «книжник», сделавший много для переписывания книг, что сохранило для истории много культурных памятников); после всего этого — три или четыре дня спустя — Иамвлих, Максимиллиан, Дионисий, Иоанн, Антонин, Мартиниан и Ексакустодиан легли, как и положено после вечерней молитвы, спать. Но уже навсегда. Теперь они словно догнали за одну ночь свои сто семьдесят два года.
А восемь лет спустя, в 430 году на открывшемся Втором Вселенском Соборе случай с отроками обсуждался отдельным собранием. И епископам нетрудно было догадаться в своих боговдохновенных беседах, что Господь явил чудо потому, что в уставшем от отчаяния потерь и войн народе, пропала вера в бессмертие, в жизнь вечную. Ещё бы — каждое поколение хоронило молодых и сильных, детей и стариков в бесконечных войнах, набегах варваров и сасанидов. И не было смертям конца, и слабела вера — для чего же это все, Господи?!

А у Бога смерти нет. И время у Него течет совсем не так, как в наших календарях и часах принято. И сто семьдесят два года могут быть сном одной ночи, и одна ночь может быть адовой пыткой на тысячу лет.

Благочестия проповедники и воскресения умерших изобразители, Церкви столпы седмочисленныя, отроки всеблаженныя песньми восхвалим: тии бо по многих летех нетления, аки от сна воставше, всем возвестиша яве мертвых востание.

Кондак святым семи отрокам Ефесским, глас 4-й

Прославивый на земли святыя Твоя, прежде втораго и страшнаго пришествия Твоего, Христе. Преславным востанием отроков показал еси Воскресение неведящим е, нетленна одеяния и телеса явив, и царя уверил еси вопити: воистинну есть мертвых востание.

Молитва первая святым семи отрокам Ефесским читаемая при нарушении сна у младенцев и бессонице у взрослых

О, пречуднии святии седмочисленнии отроцы, Ефеса града похвало и всея вселенныя упование! Воззрите с высоты небесныя славы на нас, любовию память вашу чтущих, наипаче же на младенцы христианския, вашему заступлению от родителей своих препорученныя: низведите на ня благословение Христа Бога, рекшаго: оставите детей приходить ко Мне: болящия убо в них исцелите, скорбящия утешите; сердца их в чистоте соблюдите, кротостию исполните я, и в земли сердец их зерно исповедания Божия насадите и укрепите, во еже от силы в силу им возрастити; и всех нас, святей иконе вашей предстоящих, мощи же ваша с верою лобызающих и тепле вам молящихся, сподобите Царствие Небесное улучити и немолчными гласы радования тамо прославляти великолепое имя Пресвятыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Читайте так же:  Молитвы димитрию солунскому

Молитва вторая святым семи отрокам Ефесским при том же

Молитва третья святым семи отрокам Ефесским о прощении грехов

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, грядый судити живых и мертвых, молитв ради седми отроков ефесских, помилуй нас грешных, прости грехопадения всей нашей жизни, и имиже веси судьбами сокрый нас от лица антихриста в сокровенной пустыне спсения Твоего. Аминь.

Семь отроков Ефесских известны не только в христианстве. Их почитают даже приверженцы ислама. По преданию, они были заживо замурованы в пещере, после чего проспали там несколько веков. Семерых мучеников звали Максимилиан, Иамвлих, Мартиниан, Иоанн, Дионисий, Ексакустодиан и Антонин. Все они жили в III веке.

Считается, что святой Максимилиан был сыном ефесского градоначальника, а остальные шесть юношей также происходили из достойных семей. Все они знали друг друга с самого детства, поскольку их объединяла крепкая дружба. К тому же они вместе несли военную службу и все являлись христианами.

По преданию, однажды в город Ефесс прибыл император Декий. Он сразу же потребовал, чтобы люди принесли жертвы языческим богам. Непокорных ожидала страшная участь (мучения, а потом смертная казнь). Предстали перед императором и семь юношей. Однако те не пожелали предавать свою веру. Тогда владыка велел снять с них воинские отличия и отпустить. Он посчитал, что юноши еще одумаются и изменят свое решение. Семь мучеников покинули город и укрылись на горе Охлон в пещере. Все это время они страстно молились и готовили себя к великому мученическому подвигу.

Однажды самый младший из друзей, Иамвлих, оделся в нищенские лохмотья и отправился в город за хлебом. Тогда-то он и услышал, что всех их ищут власти, чтобы отдать под суд. Юноши добровольно вышли из своего укрытия. В качестве смертного приговора император приказал замуровать мужчин в их же пещере, чтобы они умерли там от жажды и голода.

Однако считается, что по воле Господа отроки не умерли, а заснули крепким сном, проспав два столетия. В один прекрасный день владелец земли, на которой и располагалась гора Охлон, решил начать там строительство. Тогда по его приказу и был разобран вход в пещеру. Господь разбудил отроков, и они проснулись, даже не понимая, что прошло почти 200 лет со дня казни.

Что интересно, легенда стала известной не только в православном богословии, но и в мусульманской религии.

Христиане возносят молитвы в память семи отрокам Ефесским дважды в году: 4 августа и 22 октября (по Юлианскому календарю). Считается, что юноши, которые готовы были отдать свои жизни за веру, и молитва, посвященная их подвигу, символизируют не только время, когда все христиане страдали от гонений за свое вероисповедание, но и период, когда православие восторжествовало.

Помимо того, что молитвословия, посвященные семи отрокам Ефесским, читают именно в храмах в дни памяти, этот религиозный текст отличается неимоверной силой. Произносят такую молитву матери, если их младенцы плохо спят. Все дело в том, что малыши очень слабы в духовном и эмоциональном плане, поэтому часто подвергаются распространению негативных сгустков энергии. Из-за этого они могут не спать по ночам, плакать. Избавиться от такой неприятности у вас получится, если читать у изголовья кровати малыша молитву семи отрокам Ефесским.

Очень важно произносить такое молитвословие несколько раз, желательно делать это каждый вечер перед сном.

При этом обязательно прочувствуйте слова, с которыми обращаетесь к святым, тогда малыш будет спать спокойнее.

В видео озвучивается молитва, которую читают при нарушении спокойного сна маленьких детей.

Видео (кликните для воспроизведения).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here