Снежная королева молитва герды

Предлагаем ознакомиться: Снежная королева молитва герды с точным и подробным описанием.

О том, что в советском союзе некоторые книги были «идеологически неприемлемы» все наверно знают. Даже издательства, выпускающие «антихудожественные» и «антипедагогические» произведения попадали под жесткий контроль. Но вот о том, что цензура пропускала через себя и детскую литературу наверно мало кто знает. Под тщательным присмотром были в особенности иностранные сказки, содержащие главную антисоветскую тему-веру в Бога. Все что касалось веры в Бога нещадно вырезалось, поэтому многие сказки (если не большинство) мы знаем не такими, какими их писали авторы. Вот например «Снежная королева» Андерсона. Я уж не говорю о тех его сказках которые нам вообще не были известны, потому что были целенаправленно написаны в духе библейских притч: «Райский сад», «Ангел», «Девочка, наступившая на хлеб», «Сон», «Кое-что», «Колокол» и многие другие, которые были созданы именно для того, чтобы приблизить детей к вере в Бога.

Сказка «Снежная королева» в оригинале насквозь пропитана религиозным смыслом, ангелы находятся в числе постоянных действующих лиц. Оказывается, зеркало Тролля разбивается не просто из-за неловкости его учеников, а потому, что они решили подняться с кривым зеркалом до неба, » чтобы посмеяться над ангелами и Господом Богом «. А когда Герда боролась со стражниками, от усталости она произнесла молитву «Отче наш», с неба к ней на помощь спустились ангелы, и она благополучно дошла до намеченной цели:
» Герда принялась читать «Отче наш». Было так холодно, что ее дыхание мгновенно превращалось в густой туман. Туман этот все сгущался и сгущался; но вот в нем стали возникать маленькие светлые ангелочки, которые, ступив на землю, вырастали и превращались в больших ангелов… Их становилось все больше и больше, и, когда Герда дочитала молитву, ее окружал уж целый легион ангелов. Они пронзали снежные страшилища копьями, и хлопья рассыпались на тысячи снежинок. Теперь Герда могла смело идти вперед; ангелы погладили девочке руки и ноги, и ей стало теплее. Наконец она добралась до чертогов Снежной королевы «.

И вот теперь сотрудники армавирских библиотек ломают голову над вопросом: в какой раздел поместить новое издание «Снежной Королевы»-оригинальный текст самого Андерсона в переводе времен царской России, которое в марте этого года вышло в свет благодаря армавирским священникам.

Сейчас когда благодаря развитию информационных технологий у нас есть доступ к оригинальным текстам любых произведений мы можем намного расширить свое миропонимание, что безусловно пойдет на пользу не только нам, но и нашим детям. Друзья, читайте книги в оригинале.

«Если с детьми не говорить о Боге, то всю оставшуюся жизнь придётся говорить с Богом о детях. »

  • Логические и занимательные задачи (300 задач) — 3.5 млн.
  • Что делать, если ребенок не хочет в детский сад — Юлия Василькина — 398.6 тыс.
  • Развитие мелкой моторики у детей — 345.7 тыс.
  • Первый год жизни малыша. 52 самые важные недели для развития ребенка — Елена Сосорева — 344.1 тыс.
  • Раннее начало половой жизни. Добрачные связи — 341.6 тыс.
  • Резус-конфликт во время беременности — 265.3 тыс.
  • Если малыш плачет без причины — Алевтина Луговская — 195.4 тыс.
  • Развиваем мелкую моторику у малышей — Ирина Ермакова — 188.2 тыс.
  • Чтобы ребенок не был трудным — Татьяна Шишова — 145.3 тыс.
  • Ребенку годик: брить или не брить? — 142.8 тыс.

Кто не знает сказку о Снежной королеве? Большинство детей и их родителей, конечно же, эту сказку читали, слушали в записи или смотрели экранизацию. Но мало кто догадается, что смысл этой сказки намного глубже, чем может показаться на первый взгляд.

Все помнят эпизод, когда Герда подходит к замку Снежной королевы и пробует туда войти, но стража Снежной королевы не дает ей прохода. И все-таки Герде удается попасть к Каю. Как? Каким образом беззащитная девочка победила целую армию? Дети начинают фантазировать: «ее горячее сердце растопило лед», «она победила любовью», «она прорвалась, потому что ей очень хотелось» и т.д. Но нет. У Андерсена об этом говорится ясно: Герда начала читать «Отче наш», и тогда легион снежинок вокруг нее превратился в ангелов и проложил ей дорогу.

Беда в том, что в советских изданиях этого не было. Полный текст был опубликован только в академическом издании в серии «Литературные памятники».

Ну, начнём! Дойдя до конца нашей истории, мы будем знать больше, чем теперь. Так вот, жил-был тролль, злющий-презлющий; то был сам дьявол. Раз он был в особенно хорошем расположении духа: он смастерил такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось донельзя, всё же негодное и безобразное, напротив, выступало ещё ярче, казалось ещё хуже. Прелестнейшие ландшафты выглядели в нём варёным шпинатом, а лучшие из людей – уродами, или казалось, что они стоят кверху ногами, а животов у них вовсе нет! Лица искажались до того, что нельзя было и узнать их; случись же у кого на лице веснушка или родинка, она расплывалась во всё лицо.

Дьявола всё это ужасно потешало. Добрая, благочестивая человеческая мысль отражалась в зеркале невообразимой гримасой, так что тролль не мог не хохотать, радуясь своей выдумке. Все ученики тролля – у него была своя школа – рассказывали о зеркале, как о каком-то чуде.

– Теперь только, – говорили они, – можно увидеть весь мир и людей в их настоящем свете!

И вот они бегали с зеркалом повсюду; скоро не осталось ни одной страны, ни одного человека, которые бы не отразились в нём в искажённом виде. Напоследок захотелось им добраться и до неба, чтобы посмеяться над ангелами и самим творцом. Чем выше поднимались они, тем сильнее кривлялось и корчилось зеркало от гримас; они еле-еле удерживали его в руках. Но вот они поднялись ещё, и вдруг зеркало так перекосило, что оно вырвалось у них из рук, полетело на землю и разбилось вдребезги. Миллионы, биллионы его осколков наделали, однако, ещё больше бед, чем самое зеркало. Некоторые из них были не больше песчинки, разлетелись по белу свету, попадали, случалось, людям в глаза и так там и оставались. Человек же с таким осколком в глазу начинал видеть все навыворот или замечать в каждой вещи одни лишь дурные стороны, – ведь каждый осколок сохранял свойство, которым отличалось самое зеркало.

Читайте так же:  Перевод молитвы Отче наш с арамейского

Некоторым людям осколки попадали прямо в сердце, и это было хуже всего: сердце превращалось в кусок льда. Были между этими осколками и большие, такие, что их можно было вставить в оконные рамы, но уж в эти окна не стоило смотреть на своих добрых друзей. Наконец, были и такие осколки, которые пошли на очки, только беда была, если люди надевали их с целью смотреть на вещи и судить о них вернее! А злой тролль хохотал до колик, так приятно щекотал его успех этой выдумки.

Но по свету летало ещё много осколков зеркала. Послушаем же про них.

В большом городе, где столько домов и людей, что не всем и каждому удаётся отгородить себе хоть маленькое местечко для садика, и где поэтому большинству жителей приходится довольствоваться комнатными цветами в горшках, жили двое бедных детей, но у них был садик побольше цветочного горшка. Они не были в родстве, но любили друг друга, как брат и сестра. Родители их жили в мансардах смежных домов. Кровли домов почти сходились, а под выступами кровель шло по водосточному жёлобу, приходившемуся как раз под окошком каждой мансарды. Стоило, таким образом, шагнуть из какого-нибудь окошка на жёлоб, и можно было очутиться у окна соседей.

У родителей было по большому деревянному ящику; в них росли коренья и небольшие кусты роз – в каждом по одному, – осыпанные чудными цветами. Родителям пришло вголову поставить эти ящики на дно желобов; таким образом, от одного окна к другому тянулись словно две цветочные грядки. Горох спускался из ящиков зелёными гирляндами, розовые кусты заглядывали в окна и сплетались ветвями; образовалось нечто вроде триумфальных ворот из зелени и цветов. Так как ящики были очень высоки и дети твёрдо знали, что им нельзя карабкаться на них, то родители часто позволяли мальчику с девочкой ходить друг к другу по крыше в гости и сидеть на скамеечке под розами. И что за весёлые игры устраивали они тут!

Зимою это удовольствие прекращалось, окна зачастую покрывались ледяными узорами. Но дети нагревали на печке медные монеты и прикладывали их к замёрзшим стёклам – сейчас же оттаивало чудесное кругленькое отверстие, а в него выглядывал весёлый, ласковый глазок, – это смотрели, каждый из своего окна, мальчик и девочка, Кай и

Герда. Летом они одним прыжком могли очутиться в гостях друг у друга, а зимою надо было сначала спуститься на много-много ступеней вниз, а затем подняться на столько же вверх. На дворе перепархивал снежок.

– Это роятся белые пчёлки! – говорила старушка бабушка.

– А у них тоже есть королева? – спрашивал мальчик; он знал, что у настоящих пчёл есть такая.

– Есть! – отвечала бабушка. – Снежинки окружают её густым роем, но она больше их всех и никогда не остаётся на земле – вечно носится на чёрном облаке. Часто по ночам пролетает она по городским улицам и заглядывает в окошки; вот оттого – то они и покрываются ледяными узорами, словно цветами!

– Видели, видели! – говорили дети и верили, что все это сущая правда.

– А Снежная королева не может войти сюда? – спросила раз девочка.

– Пусть-ка попробует! – сказал мальчик. – Я посажу её на тёплую печку, вот она ирастает!

Но бабушка погладила его по головке и завела разговор о другом.

Вечером, когда Кай был уже дома и почти совсем разделся, собираясь лечь спать, он вскарабкался на стул у окна и поглядел в маленький оттаявший на оконном стекле кружочек. За окном порхали снежинки; одна из них, побольше, упала на крайцветочного ящика и начала расти, расти, пока наконец не превратилась в женщину, укутанную в тончайший белый тюль, сотканный, казалось, из миллионов снежных звёздочек. Она была так прелестна, так нежна, вся из ослепительно белого льда и всё же живая! Глаза её сверкали, как звёзды, но в них не было ни теплоты, ни кротости. Она кивнула мальчику и поманила его рукой. Мальчуган испугался и спрыгнул со стула; мимо окна промелькнуло что-то похожее на большую птицу.

На другой день был славный морозец, но затем сделалась оттепель, а там пришла и весна. Солнышко светило, цветочные ящики опять были все в зелени, ласточки вили под крышей гнезда, окна растворили, и детям опять можно было сидеть в своём маленьком садике на крыше.

Розы цвели все лето восхитительно. Девочка выучила псалом, в котором тоже говорилось о розах; девочка пела его мальчику, думая при этом о своих розах, и он подпевал ей:

Розы цветут… Красота, красота!

Скоро узрим мы младенца Христа.

Дети пели, взявшись за руки, целовали розы, смотрели па ясное солнышко и разговаривали с ним, – им чудилось, что с него глядел на них сам младенец Христос.

Что за чудное было лето, и как хорошо было под кустами благоухающих роз, которые, казалось, должны были цвести вечно!

Кай и Герда сидели и рассматривали книжку с картинками – зверями и птицами; на больших башенных часах пробило пять.

– Ай! – вскрикнул вдруг мальчик. – Мне кольнуло прямо в сердце, и что – то попало в глаз!

Девочка обвила ручонкой его шею, он мигал, но в глазу ничего как будто не было.

– Должно быть, выскочило! – сказал он.

Но в том-то и дело, что нет. В сердце и в глаз ему попали два осколка дьявольского зеркала, в котором, как мы, конечно, помним, все великое и доброе казалось ничтожным и гадким, а злое и дурное отражалось ещё ярче, дурные стороны каждой вещи выступали ещё резче. Бедняжка Кай! Теперь сердце его должно было превратиться в кусок льда! Боль в глазу и в сердце уже прошла, но самые осколки в них остались.

Для русскоговорящих читателей один из главных вопросов последних лет – пострадал ли Андерсен от советской цензуры? Правда ли, что вся христианская составляющая его сказок была аккуратно изъята из переведенных на русский язык книг советского периода?

Читайте так же:  Прослушать молитву веры символ

Периодически натыкаешься на рекламу: «Только у нас! Этого вы еще не читали! Восстановленный текст произведений Андерсена!» В сети выложены «полные» аудиоверсии и тексты знакомых сказок. А под ними отзывы: «Хм, в своем советском детстве я это уже читала и не думала, что рискую попасть за чтение в ГУЛАГ»…

Мифы о разгуле советской цензуры и злонамеренного искажения переводчиками андерсеновского текста в угоду коммунистической морали развеиваются легко. Откройте любимую книжку вашего детства, которую читала вам мама или бабушка, и посмотрите: кто ее перевел? Наверняка Петр и Анна Ганзены. Практически все книги Андерсена советского периода, напечатанные миллионными тиражами, – это переиздания дореволюционного классического четырехтомника в их переводе. Были, конечно, и другие переводы, но многие поколения россиян открывали для себя «Дюймовочку» и «Стойкого оловянного солдатика», «Снежную королеву» и «Русалочку» в переводе П. и А. Ганзен. В застойные брежневские времена, в 1983 году, Академия Наук СССР в серии «Литературные памятники» выпустила солидный том Х.К.Андерсена «Сказки, рассказанные детям. Новые сказки». Переводы Анны Ганзен в этом издании были тщательно и бережно подготовлены Людмилой Юрьевной Брауде и правнучкой Ганзенов Инной Павловной Стребловой. Судите сами, насколько «сурово» отнеслась цензура к первоисточнику:

“…— У русалки нет бессмертной души, и обрести ее она не может иначе, как благодаря любви человека. Ее вечное существование зависит от чужой воли. У дочерей воздуха тоже нет бессмертной души, но они сами могут приобрести ее себе добрыми делами. Мы прилетаем в жаркие страны, где люди гибнут от знойного, зачумленного воздуха, и навеваем прохладу. Мы распространяем в воздухе благоухание цветов и приносим с собой людям исцеление и отраду. По прошествии же трехсот лет, во время которых мы творим посильное добро, мы получаем в награду бессмертную душу и сможем принять участие в вечном блаженстве человека. Ты, бедная русалочка, всем сердцем стремилась к тому же, что и мы, ты любила и страдала, подымись же вместе с нами в заоблачный мир. Теперь ты сама сможешь обрести себе бессмертную душу.”

“…На корабле за это время все опять пришло в движение, и русалочка увидала, как принц с невестой искали ее. Печально смотрели они на волнующуюся морскую пену, точно знали, что русалочка бросилась в волны. Невидимо поцеловала русалочка красавицу невесту в лоб, улыбнулась принцу и поднялась вместе с другими детьми воздуха к розовым облакам, плававшим в небе.

— Через триста лет мы войдем в божье царство!”

Ромашка тоже смирно сидела на своем стебельке и училась у ясного солнышка и у всей окружающей природы, училась познавать благость божью.

Девушка была так набожна и невинна, что колдовство никак не могло подействовать на нее… Элиза совсем сбилась с дороги; тогда она улеглась на мягкий мох, прочла молитву на сон грядущий и склонила голову на пень… Печально улеглась Элиза на траву, и вдруг ей показалось, что ветви над ней раздвинулись и на нее глянул добрыми очами сам господь бог; маленькие ангелочки выглядывали из-за его головы и из-под рук.

…Элиза стала усердно молиться богу и продолжала свою молитву даже во сне. Она с ужасом подумала о пустынном кладбище и о страшных ведьмах; но решимость ее спасти братьев была непоколебима, как и вера в бога.

«Дикие лебеди» (эта сказка вообще лидер по количеству христианской лексики. В каждом абзаце – упоминание о Боге)

“— Он еще попадет туда! — сказала Смерть — это был крепкий старик с косой в руке и большими черными крыльями за спиной. — И он уляжется в гроб, хоть и не сейчас. Я лишь отмечу его и дам ему время постранствовать по белу свету и искупить свой грех добрыми делами! Потом я приду за ним в тот час, когда он меньше всего будет ожидать меня, упрячу его в черный гроб, поставлю себе на голову и отнесу его вон на ту звезду, где тоже цветет Райский сад; если он окажется добрым и благочестивым, он вступит туда, если же его мысли и сердце будут по-прежнему полны греха, гроб опустится с ним еще глубже, чем опустился Райский сад. Но каждую тысячу лет буду я приходить за ним, для того, чтобы он мог или погрузиться еще глубже, или остаться навеки на сияющей небесной звезде!”

«Райский сад»

— Сегодня надо будет принарядить к завтрашнему дню весь мир! — продолжал Оле. — Завтра ведь святой день, воскресенье! Мне надо пойти на колокольню — посмотреть, вычистили ли церковные домовые все колокола, не то они плохо будут звонить завтра, потом надо в поле — посмотреть, смел ли ветер пыль с травы и листьев. Самая же трудная работа еще впереди: надо снять с неба и перечистить все звездочки.

И дитя широко-широко открыло глазки, вглядываясь в прелестное, радостное лицо ангела. В ту же самую минуту они очутились на небе у бога, где царят вечные радость и блаженство. Бог прижал к своему сердцу умершее дитя — и у него выросли крылья, как у других ангелов, и он полетел рука об руку с ними. Бог прижал к сердцу и все цветы, поцеловал же только бедный, увядший полевой цветок, и тот присоединил свой голос к хору ангелов, которые окружали бога; одни летали возле него, другие подальше, третьи еще дальше, и так до бесконечности, но все были равно блаженны. Все они пели — и малые, и большие, и доброе, только что умершее дитя, и бедный полевой цветочек, выброшенный на мостовую вместе с сором и хламом.

Герда начала читать “Отче наш”; было так холодно, что дыхание девочки сейчас же превращалось в густой туман. Туман этот все сгущался и сгущался, но вот из него начали выделяться маленькие, светлые ангелочки, которые, ступив на землю, вырастали в больших грозных ангелов со шлемами на головах и копьями и щитами в руках. Число их все прибывало, и когда Герда окончила молитву, вокруг нее образовался уже целый легион. Ангелы приняли снежных страшилищ на копья, и те рассыпались на тысячи снежинок. Герда могла теперь смело идти вперед; ангелы гладили ее руки и ноги, и ей не было уже так холодно. Наконец девочка добралась до чертогов Снежной королевы.

…В это-то время в огромные ворота, проделанные буйными ветрами, входила Герда. Она прочла вечернюю молитву, и ветры улеглись, точно заснули. Она свободно вошла в огромную пустынную ледяную залу и увидела Кая.

Читайте так же:  Проповедь Александра болотникова о молитвы
Видео (кликните для воспроизведения).

…Цветущие розовые кусты заглядывали с крыши в открытое окошко; тут же стояли их детские стульчики. Кай с Гердой сели каждый на свой и взяли друг друга за руки. Холодное, пустынное великолепие чертогов Снежной королевы было забыто ими, как тяжелый сон. Бабушка сидела на солнышке и громко читала Евангелие: “Если не будете как дети, не войдете в царствие небесное!”

«Снежная королева»

Ну и какой же цензор может уничтожить христианский дух, которым дышит каждая строчка Андерсена? Ревнителям идеологической чистоты пришлось бы тогда запретить Андерсена вовсе. «Гречиха», «Ангел», «Красные башмаки», «Девочка со спичками» и еще десяток откровенно миссионерских духовных притч никто и не думал прятать от читателей. А подавляющее большинство их, читателей, пользовалось проверенными опытом предыдущих поколений и широко доступными – в каждой библиотеке и в любом книжном магазине – книгами Андерсена в переводе Петра и Анны Ганзен.

Таким образом, можно прямо сказать: Андерсен не слишком пострадал от советской цензуры, из его сказок не вырезали христианскую составляющую. Ему повезло куда больше, чем, к примеру, Даниэлю Дефо, чей «Робинзон Крузо» был в советские годы фактически полностью переписан. Справедливости ради замечу: помимо переводов Петра и Анны Ганзен были и другие переводы, и вот в них-то какие-то купюры могли быть (хотя такие издания были редкостью).

Отчего же бытует мнение, что в СССР Андерсена нещадно цензурировали? Оно возникло не на пустом месте. Ведь помимо изданных книг, были и их экранизации, были пьесы (в первую очередь вспомним замечательную пьесу Евгения Шварца «Снежная королева» — и заметим, что сам Шварц был верующим христианином и большинство его пьес написаны с христианских позиций), были детские аудиоспектакли по мотивам сказок Андерсена. И вот там-то христианские моменты действительно вырезались — иногда по идеологическим причинам, а иногда и по художественным.

Но главная проблема не в том, резала или не резала Андерсена советская цензура. Главная проблема — в том, что далекие от христианства люди, читая знаменитых писателей-христиан, либо остаются совершенно равнодушны к самому главному, что те стремились выразить в своем творчестве, либо испытывают сильное раздражение от христианской составляющей. Будь то сказки Андерсена, будь то произведения Гоголя, Достоевского, Честертона или Толкина, Сент-Экзюпери или Брэдбери. Самый жесткий цензор сидит у каждого внутри и блокирует все то, что не нравится. Поэтому нынешняя свобода (в том числе и свобода обращения с классикой) вполне может обернуться и новыми «политкорректными» купюрами классических текстов, и новыми, «прогрессивными» их трактовками, отбрасывающими христианский посыл. Кому христианство неприятно — тот всегда найдет способ «очистить» от него творчество знаменитых писателей.

Так что успокаиваться рано.

О знаменитом сказочнике и своем отношении к переводам его книг “Фоме” рассказал Борис Аркадьевич Диодоров, легендарный иллюстратор Андерсена, финалист номинации «Золотая медаль» Х.К.Андерсена и лауреат Гран-При Андерсена, получивший эту награду из рук датской королевы:

«У меня «Снежная королева» с детства ассоциировалась с Ганзенами. Когда я стал взрослым и дошло дело до иллюстрирования «Снежной королевы», «Русалочки» и «Дюймовочки» в парижском издательстве (Б.А.Диодоров иллюстрировал книги для французских издательств «Помэ», «Сей», «Байяр-Пресс», «Альбан-Мишель» и др. – Н.Б.), я уже знал кое-какие подробности относительно того, как складывалась судьба книг Андерсена в советское время. Например, я узнал, что Крупская вычеркнула его имя из школьных программ. Он долго не издавался. В 1938 году Евгений Шварц переделал «Снежную королеву» в пьесу-сказку, и от Андерсена почти ничего не осталось. Потому что когда Андерсен писал «Снежную королеву» – и в переводах Ганзенов это видно – он был уже очень верующим человеком. Я узнал это позже, бывая в Дании. Он писал очень острую вещь о самом важном – о Божественной любви, о чистой, настоящей любви, которая возможна только через самопожертвование. Это самая высокая любовь, которая Господом создана…

Я знаю, что были и другие переводчики. Я ни одного не запомнил. Но, перелистывая книги в других переводах, я не встречал, например, такого эпизода – он есть только у Ганзенов: Герда спасается от «войск» Снежной королевы, читая «Отче наш». И ангелы появлялись и очищали ей дорогу, побеждая королевское «войско».

К столетию Андерсена в 2005 году издательство «Вагриус» выпустило четырехтомник в новых переводах. Я знакомился с ними с точки зрения качества перевода на современный язык. Действительно, переводы качественные. Но из книги ушло то, что вызывало состояние катарсиса, слез, радости победы над злом – то, что заложено было в адекватном переводе Ганзенов. Ушёл тот дух, который отличает верующего человека. Я уже давно заметил, что неверующий человек не может адекватно переводить то, что написал или сказал человек верующий. Переводить и иллюстрировать Андерсена можно, только веруя в жизнь вечную. И я убежден, что перевод Ганзенов остается лучшим до сегодняшнего времени.

Сейчас у меня на столе «Девочка со спичками» в переводе Ганзенов. Успею ли я закончить к ней иллюстрации? Но она у меня в общем-то уже нарисована… Это произведение – о вознесении духа. Все рисуют про другое. А ведь в тексте абсолютно четко: и ангелы, и восшествие девочки на небеса вместе с бабушкой, хотя тело остается на земле… Легкая смерть – девочка уходит, замерзая. У Андерсена это не смерть. Это вознесение чистой души, принятой Господом. Все его вещи написаны по Заповедям Господним…

Рисунки: Борис Диодоров

Сказки Андерсена — произведения многоуровневые и многоплановые; и если дети воспринимают, в первую очередь, фабулу сказки, ее волшебное сияние, то многие глубинные духовные, нравственные и философские аспекты произведений писателя понимаются лишь по мере взросления. Творчество Андерсена — это христианская проповедь, которую он считал делом своей жизни, своим крестом, своей обязанностью не зарыть втуне талант, данный ему Господом.

Читайте так же:  Молитва где то там далеко

«Самые христианские сказки — это сказки Андерсена. Андерсен — величайший мастер иносказания — в своих сказках не боится говорить о Боге прямо… Искренность — главное в христианской сказке» (Елена Тростникова, Издательский Совет Русской Православной Церкви).

Наряду с русскими народными сказками, сказками Пушкина, стихами Агнии Барто и сказками Корнея Чуковского с особой теплотой вспоминаются и многослойные, чудесные сказки Ганса Христиана Андерсена. Никто и не мог подумать, что многое из произведений великого сказочника целенаправленно выброшено цензурой. В советское время почти все сказки знаменитого датского писателя подверглись жесткой цензуре из-за наличия в них антисоветской темы — веры в Бога, которая присутствует практически в каждом произведении Андерсена. Некоторые из них были созданы в духе библейских притч, имели богословский характер и, разумеется, были вообще нам неизвестны: «Райский сад», «Ангел», «Сон», «Кое-что», «Колокол» и многие другие. Эти сказки были написаны для того, чтобы научить детей и взрослых добру и приблизить их к Богу. Именно это «Божественное начало» тщательно купировали советские книжные редакторы, отчего смысл сказки кардинально менялся.

История написания «Снежной королевы» сама по себе очень интересна и тесно переплетена с биографией писателя. Мысль о ее создании посетила Андерсена после знакомства со шведской певицей Пенни Линд, приехавшей на гастроли в Копенгаген осенью 1843 года. Вспыхнувшие нежные чувства к ней и задушевные разговоры всколыхнули в памяти Андерсена множество воспоминаний из детства, ведь Пенни тоже выросла в нужде и с трудом пробила себе дорогу в жизнь. Новый замысел был таков: написать о волшебном зеркале, которое для забавы сделал злой тролль, — оно всё отражало в искаженном виде, доброе и прекрасное исчезало в нём, а дурное и безобразное казалось еще отвратительней. Зеркало осмеливалось передразнивать даже Бога и ангелов, а когда разбилось, то его осколки разлетелись по свету и наделали немало бед. Попадёт осколок в глаз — и человек начинает видеть только дурное и смешное, попадет в сердце — и оно превращается в лед…

«Снежная королева» для Андерсена была сказкой его жизни: когда отец умирал, его последними словами были: «вот идет Ледяная Дева, и она пришла ко мне», когда же ребенок стал звать отца, мать удержала его: «не плачь, бесполезно звать его, он умер, Ледяная Дева унесла его».

По сюжету сказки, Кай и Герда — неразлучные друзья, которые все время проводят вместе. Однажды мальчику в глаз попадает осколок волшебного зеркала, которое все искажает и выставляет в неприглядном свете. Злого и черствого Кая забирает к себе Снежная королева. Но отважная Герда спасает его, в чем ей помогают любовь и молитва.

Настоящий герой сказки не Кай, и даже не Снежная королева, а маленькая Герда — его маленькая соседка Лисбета, обитательница чердачной каморки, которую он называл своей сестрёнкой. У этой девочки есть то, чего лишена Снежная королева, и то, что отняли у Кая злые чары: доброе сердце, любовь и величайшая самоотверженность. Герда — маленькая слабая девочка — оказывается сильнее могущественной повелительницы царства льдов и снегов. Сила Герды в ее мужестве и бесстрашии, в ее вере в собственные силы, в умении преодолевать препятствия. Андерсен писал, что в этой сказке «чувство одерживает победу над холодным разумом». Когда северный олень просит сделать Герду всесильной, мудрая финка отвечает ему: «Неужто ты сам не видишь, как велика ее сила? Подумай, ведь ей служат и люди, и животные. А сила её в том, что она невинный славный ребенок. Если она не сможет проникнуть в чертоги Снежной королевы и извлечь из глаза и сердца Кая осколочки, то мы и подавно не сможем!».

Ксения Емельянова, христианский консультант и психотерапевт:

«Сказка-то сказка, но очень реальная. Если бы Герда в момент злобной трансформации Кая знала настоящую причину наносимых им обид, это не причинило бы ей такую душевную боль и помогло бы не принимать на свой счет его слова. Теперь проведите параллель в свои отношения. На самом деле, оскорбляющие вас люди не в ваш адрес их говорят. Это их неосознаваемый диалог с самими собой (как со своим отражением в зеркале).Их внутренняя боль, непрощение и неприятие себя, а порой даже ненависть к себе проецируется их подсознанием вовне, не позволяя быть осознанным с целью избежать невыносимую боль. Мы редко видим мир объективно, в основном проживая жизнь в мире собственных отвергаемых проекций».

Герде помогали и ворон с вороной, и принц с принцессой, и мудрые женщины из далекой Лапландии. Даже маленькая разбойница, своенравная и жестокая, после встречи с девочкой становится добрее. Герда смело прошла сквозь завесу метели в ледяной замок, поцеловала Кая и увела его к солнцу и розам, к любви и счастью. «Добро, Истина и Красота побеждают», — как бы говорит своей сказкой мудрый датский писатель.

Оригинал этой сказки насквозь пропитан религиозным смыслом, а ангелы находятся в числе постоянных действующих лиц. Зеркало Тролля разбивается не просто из-за неловкости его учеников, а потому, что они решили подняться с кривым зеркалом до неба, «чтобы посмеяться над ангелами и Господом Богом».

В советских детских изданиях сказки не приводился псалом, который поют Кай и Герда, отсутствовало упоминание о молитве Господней, благодаря которой Герда сумела утихомирить ледяные ветры, охранявшие дворец Снежной королевы, и добраться до Кая.

Также, были исключены и упоминания о Христе. Цензура свела все к простой детской сказке. Герда боролась со стражниками Снежной королевы так: «Однако Герда смело шла все вперед и вперед и, наконец, добралась до чертогов Снежной королевы». И, это вполне в духе несгибаемых строителей светлого будущего. В лучшем случае, в отредактированных изданиях грозные ангелы превращались в «маленьких человечков». Но, вот, что писал Андерсен на самом деле: «Герда принялась читать «Отче наш». Было так холодно, что ее дыхание мгновенно превращалось в густой туман. Туман этот все сгущался и сгущался; но вот в нем стали возникать маленькие светлые ангелочки, которые, ступив на землю, вырастали и превращались в больших ангелов… Их становилось все больше и больше, и, когда Герда дочитала молитву, ее окружал уж целый легион ангелов. Они пронзали снежные страшилища копьями, и хлопья рассыпались на тысячи снежинок. Теперь Герда могла смело идти вперед; ангелы погладили девочке руки и ноги, и ей стало теплее. Наконец она добралась до чертогов Снежной королевы».

А, сама Снежная королева не случайно дала Каю такое задание — сложить из осколков льда слово «ВЕЧНОСТЬ». Почему именно это слово? Что это за вечность? Ледяная вечность. Вечность, не созданная Творцом. Это и есть образ ада. Расколдовать Кая, Герде помогают псалмы об Иисусе Христе.

Читайте так же:  Молитвы Свидетелей иеговы

Сказка Андерсена «Снежная королева» не просто рассказывает о добре и зле, о терпении и любви, которые изменяют жизнь тех, кто эту любовь пробуждает, и тех, кого она касается. Все эти нравственно-этические категории имеют христианские корни. Они призывают маленькое существо, перелистывающее эти странички, задуматься о том, что существует не просто кто-то выше, чем он, а о том, что жить с Господом в сердце — не смотря на все испытания и невзгоды — значит жить счастливо!

Когда Герда и Кай наконец возвращаются домой, они видят, как бабушка читает Евангелие. В тексте сказки даже уточняется фрагмент, который она читала: «Если не будете как дети, не войдете в Царствие небесное». И, дети бросаются к ней на шею, начинают танцевать вокруг расцветшего куста роз, и поют рождественскую колядку:

Розы цветут.
Красота, красота!
Скоро узрим мы
младенца Христа!
(последняя строчка в сказке «Снежная Королева»).

На презентации сборника в магазине «Библио-Глобус» протоиерей Александр Ильяшенко представил книгу участникам встречи:

«Я очень надеюсь, что сборник понравится и детям, и взрослым. Это книга, которую можно читать всей семьей, рисовать к сказкам иллюстрации, ставить домашние спектакли.

У нас дома была добрая традиция – читать книги вслух, отец читал мне, моим сестре и брату сказки, былины, стихи. Читал он артистически! Он умел передавать интонации великих артистов. Потом я стал читать книги своим детям.

Мы, взрослые, жившие в советское время, помним, что был ряд тем, которых нельзя было касаться никому, даже великому Андерсену. Поэтому вместо него придумывали что-то более сглаженное или вообще вычеркивали «неудобные» места.

Протоиерей Александр Ильяшенко

В сказке «Снежная Королева» был изменен момент, когда Герда добралась до чертогов Снежной Королевы, и на нее двинулось войско из страшных лохматых чудищ. Герда стала читать молитву «Отче наш», и тогда ее окружило воинство ангелов, которое сокрушило чудищ. В такой редакции автора эта сказка будет в нашем втором сборнике.

Одна из моих любимых сказок – «Холодное сердце» немецкого сказочника Вильгельма Гауфа. Главный герой Петер хотел разбогатеть. Злой великан Михель-голландец предложил ему обмен: живое сердце на каменное и много денег. Петер стал богатым, но с холодным сердцем. Счастливым он не стал, а наоборот ему было очень плохо. Он захотел вернуть свое живое сердце, но это оказалось не так просто.

Петер обратился с просьбой к доброму старичку-лесовичку Стекляшничеку. И тот дал Петеру крестик из прозрачного стекла и сказал, что надо показать его Михелю и одновременно помолиться.

Петер хитростью вынудил великана вернуть ему живое сердце. А когда тот потребовал его обратно, достал крестик и стал молиться. Великан, извиваясь, упал на пол, и Петер смог убежать от него. Заканчивается сказка такими словами:

Так и жили они, тихо и мирно, и уже поседев, Петер Мунк все не переставал говорить: “Лучше довольствоваться малым, чем иметь золото и всякое добро, но при этом холодное сердце”.

Инна, сотрудница библиотеки имени Андерсена:

«Я считаю, что подборка сказок великолепная. К сожалению, многие сказки были искажены советской цензурой, а ведь все авторы были верующими людьми и не могли не отразить это в творчестве. И то, что в этом сборнике все сказки в авторской редакции, им возвращена исконная важная составляющая, замечательно».

Николай, прихожанин храма Всемилостивого Спаса:

«Очень хорошее начинание. Надеемся, что это будет большая серия, – поделился мнением о книге. Хотелось бы видеть и русские, и зарубежные сказки. Главное – чтобы был полный авторский текст».

Художник Сусанна Горелова призналась, что ей было очень приятно работать над этой книгой:

«Картинки я рисовала с особым старанием, ведь у меня такие требовательные критики – маленькие читатели».

Екатерина, дочь протоиерея Александра Ильяшенко:

«Самые приятные воспоминания детства – это вечера, когда папа приходил с работы, садился в детской комнате и читал нам книги: классику, Библию, Жития святых. Что-то он читал несколько раз – иногда три раза, иногда больше.

И мне кажется, что благодаря этому чтению я к Богословскому Университету была готова лучше лет в шесть, чем когда заканчивала школу. Мне кажется, это главное, что объединяет детей и воспитывает любовь к книгам, чтению и образованию.

У нас, как правило, чтение заканчивалось игрой «Кто первый заснет». И папа был неизменным победителем.

К сожалению, наши бабушки и дедушки умерли до нашего рождения, но связь с ними мы чувствовали всегда – через любовь к книгам, через папины рассказы. Мы знаем, что дедушка любил читать своим детям. В детстве я мечтала, что у меня будет такой муж, который обязательно будет читать детям на ночь сказки, как наш папа».

В магазине «Дом Книги на Арбате» для участников презентации была проведена викторина по творчеству Андерсена. Все участники получили призы, которые любезно предоставила православная служба «Милосердие». Примерно 115 нуждающихся – одинокие старики, дети-сироты, тяжелобольные взрослые и дети, бездомные – каждый день получают помощь благодаря пожертвованиям неравнодушных людей.

Сборник выпущен Издательством «У Никитских ворот» при участии Центра исследований платежных систем и расчетов и Платежной системы «БЭСТ» и транспортно-логистической компании «СВ-ТРАНСЭКСПО».

Все желающие получили автограф и пожелание от автора-составителя и художника.

Видео (кликните для воспроизведения).

Первую книгу проекта можно приобрести в крупнейших книжных магазинах Москвы:

Снежная королева молитва герды
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here