Взбранной воеводе победительная объяснение молитвы

Предлагаем ознакомиться: Взбранной воеводе победительная объяснение молитвы с точным и подробным описанием.

Пресвятой Богородице посвящено множество прекрасных церковных песнопений. Самые возвышенные и восторженные слова приносим мы в дар Матери Божией, почерпнув их у святых церковных поэтов. В одном из богослужебных текстов, который звучит в самом конце Всенощного бдения, мы услышим обращение к Пресвятой Деве как Воеводе, то есть, Военачальнице. Постараемся подробно рассмотреть этот поэтический текст, чтобы понять, почему именно он завершает Первый час и всё вечернее богослужение.

«Взбранной Воеводе» — это кондак (краткое праздничное песнопение) праздника Благовещения. Однако, его особенность состоит в том, что в нем не столько говорится о празднике, сколько о той несокрушимой силе, которую получила Пресвятая Богородица в ответ на Свое смирение. Этой силой Она защищает всех, кто просит помощи, обращаясь к Пресвятой Деве в молитве.

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но, яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.

«Тебе, сильной в брани (борьбе, войне), Военачальнице» — так можно перевести первые слова песнопения. Слово «победительная» обозначает «победные возгласы, песни, слова». В церковнославянском тексте слово «победительная» — множественного числа, — и поэтому оно не относится к Самой Богородице.

Слова «победительная» и «благодарственная (также множественного числа)» относятся к слову «восписуем», то есть, «посвятим». Итак, первую половину кондака можно перевести так: «Тебе, сильной в брани, Военачальнице, мы, Твои рабы, избавившись от бед и несчастий («от злых»), приносим победные и благодарственные песни, Богородица!»

Во второй части текста мы с верой просим ограждать нас от бед и в будущем. Слово «держава» переводится как «сила, власть». Таким образом, заключительные фразы можно перевести так: «…Но, имея власть и силу непобедимую, Ты защити нас от всяких бед, да воззовем к Тебе: «Радуйся, Невеста Неневестная».

В связи с текстом этого победного, воинского гимна хочется вспомнить историю о том, как после обретения чудотворной Иверской иконы Божией Матери на Афоне, святой образ несколько раз чудесно исчезал из храма, куда был поставлен, и появлялся над вратами обители (отсюда и его второе название — «Вратарница»). Явившись одному из иноков, Пресвятая Богородица сказала, что не хочет быть хранимой, но желает Сама охранять и оберегать чад Своих.

Любовь Божией Матери к человеческому роду обладает могущественной силой. И ответная любовь к Ней, Взбранной Воеводе, делает нас сильнее. Ведь после окончания службы мы выйдем из храма, как бы спустившись с небес на землю, где нас ждут повседневные дела и заботы. Сможем ли мы сделать что-то доброе без помощи Божией Матери.

НАЗАД (На предыдущую страницу)

Кондак Пресвятой Богородице

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твой, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.

Взбранной Воеводе – непобедимой Воеводе (взбранный – непобедимый в бранях – сражениях). Победительная – победное (пение, то есть победную песнь). Яко избавльшеся от злых – так как избавились (буквально: как избавившиеся) от зла (от бед). Благодарственная – благодарственное (благодарственную песнь). Восписуем Ти – воспеваем (буквально: пишем) Тебе. Яко имущая державу – (Ты), как имеющая силу. Неневестная – не вступившая в брак (буквальный перевод греческого слова).

+ Акафист Пресвятой Богородице, начинающийся этим кондаком, написан в VII веке в Константинополе. Это – первый (и прекраснейший) из акафистов, ставший образцом для всех последующих. Все 12 икосов акафиста заканчиваются многократными «перепевами» Архангельского приветствия Пресвятой Деве – «радуйся!», заключительное из которых – Радуйся, Невесто Неневестная! Мы величаем небесную чистоту Неискусобрачной Девы, неизреченно родившей Христа Бога нашего, и в Своей чистоте «Честнейшая Херувим» Невеста Неневестная предстает пред нами как величайшая воительница с силами зла – Взбранная Воевода, имущая державу непобедимую.

Радуйся, Невесто Неневестная! Если мы обратимся к греческому языку, на котором написан акафист, то увидим, что все эти три слова, буквальной точностью переведенные на церковнославянский язык и вошедшие в наше религиозное сознание, должны были восприниматься греками несколько иначе, чем воспринимаем их мы.

Радуйся – приветствие Архангела Гавриила, донесенное до нас Евангелием, — и до Рождества Христова, и после него было на греческом языке обычным приветствием – тем же, что наше «здравствуй». В явлении Ангела, в его дивных и таинственных словах внутренний смысл приветствия, забываемый в обыденной жизни, конечно, обновился и засиял со всею силой; акафист Пресвятой Богородице (и всякий позднейший вдохновенно сочиненный акафист), весь пронизанный этим «радуйся!» и искрящийся радостью величания, также воскрешает дремлющее в обыденном языке значение греческого слова. Но в русском (и древнерусском) языке приветствовали друг друга не словом «радуйся», а словом «здравствуй» (в котором мы обычно забываем пожелания здоровья). «Радуйся» остается для нас словом всегда более насыщенным, особенным – осознанным словом о радости, неповторимым приветствием для пречистой Девы Марии и святых Божиих.

Невесто Неневестная – прямой, буквальный перевод двух греческих слов. Церковнословянскому невеста соответствует греческое слово «нимфа», которое означает не только девушку-невесту, но и новобрачную жену, и молодую женщину. Новый Завет (и греческий перевод Библии) придал этому слову огромную мистическую глубину: Невеста Агнца в Откровении Иоанна Богослова (Откр. 19, 7; 21, 22, 17) не только предназначена Ему, но и стоит с Ним в таинственном браке; это образ и Богоматери, и Церкви (в ней мы узнаем невесту Песни Песней и прочих книг Писания). А греческое слово, переведенное славянским словом неневестная – это отрицательная форма от первого слова, означающая «не вступившая в брак»; это слово было вполне обычно для греческого языка. Для греческого, но не для славянского! Ведь в славянском невеста – это именно не-ведомая, непознанная (то есть как раз то, чему соответствует греческое неневестная) девушка, не вступившая в брак, хотя и предназначенная к нему; слово само несет в себе значение чистоты. Внутри славянского языка слово неневестная труднообъяснимо. Оно вносит новый оттенок смысла в выражение акафиста: Чистая Невеста, но – Неневестная, не обыкновенная, не сопоставимая ни с какой иной невестой.

Другие славянские эпитеты Богородицы, соответствующие слову Неневестная, — Неискусобрачная, Неискусомужняя.

Взбранной Воеводе победительная… Эти слова почти все мы привыкли на слух воспринимать как единое целое, поэтому не чувствуем структуру фразы (достаточно простую): (кому?) Взбранной Воеводе (мы) восписуем (что?) победительная благодарственная, то есть победную благодарственную песнь, (почему?) яко избавльшеся от злых – так как избавились от бед.

Преславная Приснодево, Мати Христа Бога, принеси нашу молитву Сыну Твоему и Богу нашему, да спасет Тобою души наша.

Читайте так же:  Ксения Петербургская молитвы к ней

Все упование мое на Тя возлагаю, Мати Божия, сохрани мя под кровом Твоим.

Богородице Дево, не презри мене грешнаго, требующа Твоея помощи и Твоего заступления, на Тя бо упова душа моя, и помилуй мя.

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.

Перевод: Тебе, высшей Военачальнице, избавившись от бед, мы, недостойные рабы Твои, Богородица, воспеваем победную и благодарственную песнь. Ты же, имеющая силу непобедимую, освобождай нас от всяких бед, чтобы мы взывали к Тебе: радуйся, Невеста, в брак не вступившая!

Преславная Приснодево, Мати Христа Бога, принеси нашу молитву Сыну Твоему и Богу нашему, да спасет Тобою души наша.

Перевод: Преславная Вечнодева, Матерь Христа Бога, принеси нашу молитву Сыну Твоему и Богу нашему, да спасет через Тебя души наши.

Все упование мое на Тя возлагаю, Мати Божия, сохрани мя под кровом Твоим.

Перевод: Все упование мое на Тебя возлагаю, Матерь Божия, сохрани меня под кровом Твоим.

Богородице Дево, не презри мене, грешнаго, требующа Твоея помощи и Твоего заступления, на Тя бо упова душа моя, и помилуй мя.

Перевод: Богородица Дева, не презри меня, грешного, требующего Твоей помощи и Твоей защиты, ибо на Тебя уповает душа моя, помилуй меня.

Указанный кондак является одним из самых труднопереводимых текстов в богослужебной литературе, написанной на церковно-славянском языке: славянский текст этой молитвы – это калька с греческого оригинала.

В Постной Триоди сказано, что данный кондак в составе акафиста Божией Матери впервые был исполнен в Константинополе 7 августа 626 года в качестве благодарственной песни Богородице за избавление города от нашествия иноплеменников (аваров и персов-сасанидов).

В переводе на русский язык, выполненном святителем Филаретом (Дроздовым), митрополитом Московским, этот кондак звучит следующим образом: «Бранноподвизающейся за нас военачальнице дары победные и, как избавленные от бед, дары благодарственные приносим Тебе, Богородице, мы, рабы Твои: но Ты, как имеющая державу непреоборимую, освободи нас от всяких опасностей, да взываем Тебе: радуйся, Невеста неневестная!»

Таким образом, в кондаке Божия Матерь воспевается как «взбранная Воевода», то есть военачальница, которая превосходит всех в бранях (войнах). Подобное выражение связано с тем, что благодаря заступничеству Богородицы жители Константинополя не столько одержали победу в битве с иноплеменниками, сколько избавились от возможного сражения, одержав победу без боя. И именно за это верующие христиане воссылают Божией Матери «победительная», то есть благодарственные победные песни. Заканчивается же кондак молитвенным прошением к Пресвятой Деве, имеющей «державу непобедимую», то есть непобедимую власть, и в будущем избавлять всех, прибегающих к Ее предстательству, от разных бед.

Делитесь реальными историями реальных людей!

! ОГРОМНЕЙШАЯ просьба. Друзья, если вы размещаете историю в ленте, оставьте после текста ссылку, откуда вы это взяли. Статью написать — большой труд, поэтому давайте уважать авторов материала и создателей веб-проектов.

!! Пост, состоящий лишь из ссылки и анонса, будет удаляться: размещайте текст полностью.

. Посты с просьбой о помощи будут удаляться, в Елицах есть правила размещения таких постов.

. Эта группа — для текстовых историй. Цитаты, картинки и видео размещайте в других сообществах, пожалуйста.

Я стою и отчетливо понимаю, что нет мне сейчас спасения, никто помочь не может. Что делать? Как защититься? И вся мысль ушла к Богу: «Помоги, Господи!» Молитв вдруг никаких не помню, и откуда-то внезапно возникла только одна, к Богородице, и я поняла — одна Матерь Божия может меня спасти, и стала в исступлении читать: «Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная» — а в это время высокий повалил меня и стал рвать одежду. Сорвал, наклонился надо мной, нож в руке держит. Я это отчетливо вижу и в то же время исступленно молюсь Богородице, повторяя одну и ту же молитву и, вероятно, молилась вслух. Наклонился высокий и вдруг спросил меня: «Ты что там бормочешь?» — а я все молюсь и в этот момент услышала свой голос, а парень опять сказал: «Спрашиваю, чего?» — и тут же выпрямился и стал смотреть куда-то поверх меня. Посмотрел внимательно, взглянул на меня и со злобой ударил в бок ногой, поднял с земли и сказал: «Пойдем отсюда», — и, держа нож в руке и сорванное с меня белье, повел куда-то в сторону. Дошли, бросил меня на землю, опять наклонился надо мною, а я молюсь и молюсь.

Стоит около меня и опять поверх вглядывается, а я все время призываю Божию Матерь и в то же время чувствую, что ничего почему-то не боюсь. Парень стоит и смотрит куда-то в лес, потом взглянул на меня и сказал: «Чего ей здесь, в лесу, ночью надо?» Поднял меня, отбросил нож и повел в лес. Идет молча, я молюсь вполголоса и ничему не удивляюсь и ничего уже не боюсь, помню только, что Божия Матерь со мною. Конечно мысль дерзновенная, но я тогда так думала. Шли недолго. Вижу — мелькают между деревьями огни станции. Не выходя из леса, парень сказал мне: «На! Оденься! — и бросил мои вещи.- Я отвернусь». Отвернулся, я оделась. Пошли, взял он билет до Москвы, подвел к бачку с питьевой водой и платком вытер мне лицо. Кровь у меня от удара была на голове.

Сели в поезд, вагоны пустые, поздно, мы только вдвоем в вагоне. Сели, молчим, а я все время молюсь про себя, беспрерывно повторяя: «Взбранной Воеводе победительная…»

Доехали, вышли из поезда, он спросил: «Где живешь?» Я ответила. Доехали трамваем на задней площадке до Смоленской площади, а потом пошли в Неопалимовский переулок ко мне домой. Я молюсь, он идет молча, только на меня изредка поглядывает.

Дошли до дома, поднялись по лестнице, я ключ доставала и опять на меня страх напал. А зачем он здесь? Дверь не открываю, стою. Посмотрел парень на меня и стал спускаться по лестнице. Открыла я дверь, бросилась в комнату и перед иконой Божией Матери Владимирской упала на колени. Благодарю Ее, плачу. Сестра проснулась и спрашивает: «Что с тобой?» — молюсь и не отвечаю, молюсь…
* * *

Прошел год. Сижу я дома и занимаюсь. Окна открыты, жарко, душно. В квартире мама да я. Звонок, мама кому-то открывает и говорит: «Проходите. Дома!» — и мне из коридора кричит «Мария, к тебе». Подумала я — вот некстати, но крикнула: «Входите!» Встала, решила, что кто-нибудь из товарищей-студентов. Дверь открылась, и я замерла. Он, тот парень из леса. Спросили бы меня минуту тому назад — какой он, я не смогла бы сказать, а тут мгновенно узнала.

Читайте так же:  Молитва за детей в трудной жизненной ситуации

Стою словно одеревенелая, а он вошел, почему-то осмотрел комнату и, не обращая на меня внимания, рванулся в угол, где у меня висела цветная литография, с иконы Владимирской Божией Матери. Иконы мы с мамой держали в маленьком шкафчике, а Владимирскую повесили под видом картины на стене.

Подошел, посмотрел и сказал: «Она», — постоял некоторое время и подошел ко мне. «Не бойтесь меня, я пришел попросить у Вас прощения. Простите меня, виноват я перед Вами страшно. Простите!» А я стою, окаменевшая, растерянная, а он подошел ко мне близко, близко, и еще раз сказал: «Простите меня!» — повернулся и вышел. Эта встреча произвела на меня страшно тяжелое впечатление. Зачем приходил? Что хотел этот бандит? В голову пришла мысль — надо бы милицию позвать, задержать его, но вместо этого открыла шкафчик с иконами и стала молиться.

В голове все время неотвязчиво стояла мысль, почему, взглянув на икону Владимирскую, сказал: «Она».

Потом все раздумывала. Почему его тогда не разглядела, почему такой бандит прощения просил, зачем это ему нужно? И совсем он не высокий, и глаза его смотрят пытливо и пристально и не по-бандитски.
* * *

…Началась война, был 43-й год. Голодали мы ужасно. Я работала в госпитале сестрой и пыталась учиться в медицинском институте, сестра болела, но училась в седьмом классе, а мама еле-еле ходила от слабости.

Жизнь была тяжелой, но я все-таки успевала иногда забегать в церковь. Прошли бои под Москвой, на Кавказе, под Сталинградом, начиналась весна 43-го года. Дежурила я эти дни два дня подряд. Пришла усталая, есть нечего, сестра лежит, мама тоже. Ослабли обе.

Разделась, разжигаю печку, руки трясутся, болят. Пытаюсь молиться, читаю акафист Божией Матери по памяти. Слышу, стучат в дверь, открываю, стоит лейтенант с палкой и большим вещевым мешком: «Я к Вам!»

Спрашиваю: «Кто Вы?» Он не отвечает и втаскивает в комнату мешок, потом говорит: «Тот я! Андрей!’ — и тогда я мгновенно узнаю его. Мама приподнимается и смотрит на него.

Андрей развязывает мешок, неуклюже отставляет ногу, садится на стул без приглашения и начинает вынимать что-то из мешка.

На столе появляются банки с тушенкой, сгущенным молоком, сало, сахар, и еще, и еще что-то. Вынув, завязывает мешок и говорит «Ранен я был тяжело, три месяца с лишним по госпиталям валялся, думал, не выживу, сейчас в клиниках ногу долечивают. Лежал. Вас вспоминал и Матери Божией молился, как Вы тогда. Говорили врачи, что умру, безнадежен. Выжил, живу, а эти продукты братень мне притащил от радости, что в госпитале разыскал, он тут под Москвой в председателях колхоза ходит. Наменял — и ко мне».

Встал, подошел к шкафчику с иконами, открыт он был, перекрестился несколько раз, приложился к иконам, подошел ко мне и опять, как прошлый раз, сказал: «Простите меня, Бога ради. Прошу. Гнетет меня прошлое беспрерывно. Тяжело мне», — а я посмотрела на его продукты, на него самого, стоящего с палкой около стола и закричала: «Возьмите, возьмите все сейчас же. Убирайтесь вон!» — и расплакалась. Стою, реву, мама лежит, ничего понять не может, сестра из-под одеяла голову высунула. Андрей посмотрел на меня и сказал: «Нет, не возьму», — подошел к печке, разжег ее, положил полешки, постоял минут пять около нее, поклонился и вышел, а я все время навзрыд плакала.

Мама спрашивает. «Маша, что с тобой, и кто этот человек?» Я ей тогда все рассказывала. Выслушала она меня и сказала: «Не знаю, Маша, почему ты тогда спаслась, но что бы ни было, хороший и очень хороший Андрей. Молись за него».

Спас нашу семью в 1943 году Андрей своей помощью. Недели две его не было, а потом к маме приходил раз пять без меня и каждый раз приносил бездну всякого, всякого и часами с мамой разговаривал.

Много Андрей мне рассказывал о себе.

Мама моя была человеком исключительной души и веры, и еще до прихода Андрея последний раз говорила мне: «Мария! Матерь Божия явила этому человеку великое чудо. Не тебе, а ему. Для тебя это был страх и ужас, и ты не знала, почему Господь отвел от тебя насилие. Ты верила, что тебя спасла молитва, а его сама Матерь Господа остановила. Поверь мне, плохому человеку такого явления не было бы. Матерь Божия никогда не оставит Андрея, и ты должна простить его». Андрей маме тоже все рассказал.

Видео (кликните для воспроизведения).

Сестра моя Катерина была от Андрея без ума, а у меня до самой последней встречи с ним к нему жило чувство брезгливости и даже ненависти, и продукты, которые он приносил, я старалась не есть… Когда же разговорилась с ним, то поняла многое, взглянула на него по-другому и успокоилась. Подошла я тогда к Андрею и сказала. «Андрей! Вы изменились, другим стали. Простите меня, что долго не могла я победить в себе чувства ненависти к Вам», — и подала ему руку.

Прощаться стал — уезжал в батальон выздоравливающих, а после на фронт должны были отправить.

Мама сняла со своей крестовой цепочки маленький образок Божией Матери с надписью: «Спаси и сохрани», благословила им Андрея, перекрестила и по русскому обычаю трижды расцеловала. Расстегнул он ворот гимнастерки, снял ее, и мама куда-то зашила ему образок. Катька, прощаясь, порывисто обняла Андрея и поцеловала в щеку. Подошел ко мне, низко поклонился и, как всегда, сказал: «Простите меня Бога ради и ради Матери Божией, молитесь обо мне», — подошел к иконе Владимирской Божией Матери, приложился к ней несколько раз, поклонился всем нам и, не оборачиваясь, вышел.

Хлопнула дверь, мама и Катя заплакали, а я потушила в комнате свет, подняла светомаскировочную штору и вижу в лунном свете, как он вышел из дома, обернулся на наши окна, перекрестился несколько раз и пошел.
* * *

Больше никогда его не видела, только в 1952 г, была я уже замужем, получила письмо от него на старый адрес, мама мне письмо передала. Письмо было коротким, без обратного адреса, но по почтовому штемпелю увидела, что оно послано из-под Саратова.

«Спасибо, спасибо Вам всем. Знаю, страшен я был для Вас, но Вы не отбросили меня, а в одну из самых тяжелых минут поддержали прощением своим. Только Матерь Божия была Вам и мне помощницей и покровительницей. Ей и только Ей обязаны Вы жизнью, а я еще больше — верой дающей две жизни — человеческую и духовную. Она даровала веру и спасла меня на военных дорогах. Спаси и сохрани Вам Матерь Божия. Наконец-то я живу христианином. Андрей».

Читайте так же:  Православие молитва Иоанну Крестителю

Это последнее, что мы узнали о нем. Я рассказала отцу Арсению об Андрее, и он сказал: «Великая милость была дана этому человеку, и он оправдал ее. Хранил его Господь для больших и хороших дел».

Духовная музыка и хор, авторские песни православных исполнителей, церковные песнопения, беседы
Духовная музыка — это короткий ежедневный музыкальный видеоблог, в котором вы узнаете все о русской духовной музыке, о церковных распевах, о композиторах ее написавших, о роли тех или иных произведений в богослужениях и услышите их музыкальные примеры. Услышите песни православных исполнителей, авторов. Кроме того, вы сможете поучаствовать в розыгрышах и совершенно бесплатно получить билеты на концерт духовной музыки в исполнении мужского хора иеромонаха Амвросия.

Кондак Пресвятой Богородице

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твой, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.

Взбранной Воеводе – непобедимой Воеводе (взбранный – непобедимый в бранях – сражениях). Победительная – победное (пение, то есть победную песнь). Яко избавльшеся от злых – так как избавились (буквально: как избавившиеся) от зла (от бед). Благодарственная – благодарственное (благодарственную песнь). Восписуем Ти – воспеваем (буквально: пишем) Тебе. Яко имущая державу – (Ты), как имеющая силу. Неневестная – не вступившая в брак (буквальный перевод греческого слова).

+ Акафист Пресвятой Богородице, начинающийся этим кондаком, написан в VII веке в Константинополе. Это – первый (и прекраснейший) из акафистов, ставший образцом для всех последующих. Все 12 икосов акафиста заканчиваются многократными «перепевами» Архангельского приветствия Пресвятой Деве – «радуйся!», заключительное из которых – Радуйся, Невесто Неневестная! Мы величаем небесную чистоту Неискусобрачной Девы, неизреченно родившей Христа Бога нашего, и в Своей чистоте «Честнейшая Херувим» Невеста Неневестная предстает пред нами как величайшая воительница с силами зла – Взбранная Воевода, имущая державу непобедимую.

Радуйся, Невесто Неневестная! Если мы обратимся к греческому языку, на котором написан акафист, то увидим, что все эти три слова, буквальной точностью переведенные на церковнославянский язык и вошедшие в наше религиозное сознание, должны были восприниматься греками несколько иначе, чем воспринимаем их мы.

Радуйся – приветствие Архангела Гавриила, донесенное до нас Евангелием, — и до Рождества Христова, и после него было на греческом языке обычным приветствием – тем же, что наше «здравствуй». В явлении Ангела, в его дивных и таинственных словах внутренний смысл приветствия, забываемый в обыденной жизни, конечно, обновился и засиял со всею силой; акафист Пресвятой Богородице (и всякий позднейший вдохновенно сочиненный акафист), весь пронизанный этим «радуйся!» и искрящийся радостью величания, также воскрешает дремлющее в обыденном языке значение греческого слова. Но в русском (и древнерусском) языке приветствовали друг друга не словом «радуйся», а словом «здравствуй» (в котором мы обычно забываем пожелания здоровья). «Радуйся» остается для нас словом всегда более насыщенным, особенным – осознанным словом о радости, неповторимым приветствием для пречистой Девы Марии и святых Божиих.

Взбранной Воеводе победительная… Эти слова почти все мы привыкли на слух воспринимать как единое целое, поэтому не чувствуем структуру фразы (достаточно простую): (кому?) Взбранной Воеводе (мы) восписуем (что?) победительная благодарственная, то есть победную благодарственную песнь, (почему?) яко избавльшеся от злых – так как избавились от бед.

Все, что трогает Ваши души и помогает жить, когда хорошее или плохое настроение, в радости или грусти. Молитвы, проповеди, духовные наставления, стихи, проза, музыка, фильмы. Можно делиться, обсуждать и поддерживать друг друга даже на расстоянии.

«Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас» (Ин. 15:12).

Пресвятой Богородице посвящено множество прекрасных церковных песнопений. Самые возвышенные и восторженные слова приносим мы в дар Матери Божией, почерпнув их у святых церковных поэтов. В одном из богослужебных текстов, который звучит в самом конце Всенощного бдения, мы услышим обращение к Пресвятой Деве как Воеводе, то есть, Военачальнице. Постараемся подробно рассмотреть этот поэтический текст, чтобы понять, почему именно он завершает Первый час и всё вечернее богослужение.

«Взбранной Воеводе» — это кондак (краткое праздничное песнопение) праздника Благовещения. Однако, его особенность состоит в том, что в нем не столько говорится о празднике, сколько о той несокрушимой силе, которую получила Пресвятая Богородица в ответ на Свое смирение. Этой силой Она защищает всех, кто просит помощи, обращаясь к Пресвятой Деве в молитве.

Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но, яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная.

«Тебе, сильной в брани (борьбе, войне), Военачальнице» — так можно перевести первые слова песнопения. Слово «победительная» обозначает «победные возгласы, песни, слова». В церковнославянском тексте слово «победительная» — множественного числа, — и поэтому оно не относится к Самой Богородице.

Слова «победительная» и «благодарственная (также множественного числа)» относятся к слову «восписуем», то есть, «посвятим». Итак, первую половину кондака можно перевести так: «Тебе, сильной в брани, Военачальнице, мы, Твои рабы, избавившись от бед и несчастий («от злых»), приносим победные и благодарственные песни, Богородица!»

Во второй части текста мы с верой просим ограждать нас от бед и в будущем. Слово «держава» переводится как «сила, власть». Таким образом, заключительные фразы можно перевести так: «…Но, имея власть и силу непобедимую, Ты защити нас от всяких бед, да воззовем к Тебе: «Радуйся, Невеста Неневестная».

В связи с текстом этого победного, воинского гимна хочется вспомнить историю о том, как после обретения чудотворной Иверской иконы Божией Матери на Афоне, святой образ несколько раз чудесно исчезал из храма, куда был поставлен, и появлялся над вратами обители (отсюда и его второе название — «Вратарница»). Явившись одному из иноков, Пресвятая Богородица сказала, что не хочет быть хранимой, но желает Сама охранять и оберегать чад Своих.

Любовь Божией Матери к человеческому роду обладает могущественной силой. И ответная любовь к Ней, Взбранной Воеводе, делает нас сильнее. Ведь после окончания службы мы выйдем из храма, как бы спустившись с небес на землю, где нас ждут повседневные дела и заботы. Сможем ли мы сделать что-то доброе без помощи Божией Матери.

«Спаси, Господи!». Благодарим что посетили наш сайт и перед тем, как начать читать необходимую информацию просим Вас посмотреть нашу страничку в Инстаграм «Господи, Спаси и Сохрани †» — ссылка https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ . Перейдите и посмотритее ее, пожалуйста. В сообществе уже больше 45 000 подписчиков, единомышленников. Если Вам понравится наша группа, пожалуйста подписывайтесь на нее. Мы выкладываем православные редкие молитвы из молитвослова, высказывание святых, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях. Ангела Хранителя Вам и хорошего, бгагодатного дня! (информация на правах рекламы)

Читайте так же:  Молитва пророку даниилу

Молитва «Взбранной Воеводе Победительная» в народе может быть более известной как кондак Богородице. С данной молитвой связано большое количество разнообразных историй. Но основной целью ее использования служит защита территории или родной земли.

Ранее праздник Благовещения проходил в воскресенье, а накануне проводили чтение акафиста или прочей хвалебной речи Богородице. Но с 10 века установили, что данный праздник переносится на субботу в пятую неделю Великого Поста. Сделать так было решено в честь благодарности Богородице за ее неоднократное заступничество от вражеских набегов. Именно в этот день принято читать акафист Богородице. Первый раз его услышали все присутствовавшие в Влахернском храме Константинополя, который был осажден флотом неприятеля. В некоторых преданиях сказано о том, что он был разбит штормом, который поднялся после опускания в море Ризы Божьей Матери. Именно после такого радостного события народ и спел победную песнь.

Молодые мы все смелые. Иду и думаю: мама сердиться будет, что поздно пришла, а завтра вставать рано к ранней обедне, а потом дел невпроворот. Иду быстро, улицы прошла и вбежала в лесок. Темно, мрачно и, конечно, страшно, но ничего, тропка широкая, не раз хоженная. Вошла и чувствую: домашним духом тянет, а людей – никого. Бегу, и вдруг меня кто-то сзади схватил за руки и на голову что-то накинул. Вырываюсь, крикнуть хочу, но мне рукой через тряпку рот зажали. Борюсь, вырываюсь, пытаюсь ногами ударить напавших, но от сильного удара по голове на какие-то мгновения затихла. Оттащили с тропинки в сторону, с головы материю сняли, потом я поняла, что это был пиджак, но рот тряпкой зажимают еще. Мужской голос сказал: “Пикнешь – зарежем!” – и нож перед глазами появился. “Ложись, дура, будешь тихо себя вести, не убьем”, – смотрю на человека, один низкий, другой высокий, и от обоих вином пахнет. “Ложись!” – рот разжали и толкают на землю, а я шепотом говорю им: “Отпустите, пощадите!” – и рванулась, а высокий приставил нож к груди и колет. Поняла, что ничто меня не спасет. Высокий парень сказал второму: “Пойди шагов за 30 к тропке. Справлюсь с ней, тебя крикну”, – невысокий ушел.

Я стою и отчетливо понимаю, что нет мне сейчас спасения, никто помочь не может. Что делать? Как защититься? И вся мысль ушла к Богу: “Помоги, Господи!” Молитв вдруг никаких не помню, и откуда-то внезапно возникла только одна, к Богородице, и я поняла – одна Матерь Божия может меня спасти, и стала в исступлении читать: “Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых, благодарственная восписуем Ти раби Твои, Богородице, но яко имущая державу непобедимую, от всяких нас бед свободи, да зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная” – а в это время высокий повалил меня и стал рвать одежду. Сорвал, наклонился надо мной, нож в руке держит. Я это отчетливо вижу и в то же время исступленно молюсь Богородице, повторяя одну и ту же молитву и, вероятно, молилась вслух. Наклонился высокий и вдруг спросил меня: “Ты что там бормочешь?” – а я все молюсь и в этот момент услышала свой голос, а парень опять сказал: “Спрашиваю, чего?” – и тут же выпрямился и стал смотреть куда-то поверх меня. Посмотрел внимательно, взглянул на меня и со злобой ударил в бок ногой, поднял с земли и сказал: “Пойдем отсюда”, – и, держа нож в руке и сорванное с меня белье, повел куда-то в сторону. Дошли, бросил меня на землю, опять наклонился надо мною, а я молюсь и молюсь.

Стоит около меня и опять поверх вглядывается, а я все время призываю Божию Матерь и в то же время чувствую, что ничего почему-то не боюсь. Парень стоит и смотрит куда-то в лес, потом взглянул на меня и сказал: “Чего ей здесь, в лесу, ночью надо?” Поднял меня, отбросил нож и повел в лес. Идет молча, я молюсь вполголоса и ничему не удивляюсь и ничего уже не боюсь, помню только, что Божия Матерь со мною. Конечно мысль дерзновенная, но я тогда так думала. Шли недолго. Вижу – мелькают между деревьями огни станции. Не выходя из леса, парень сказал мне: “На! Оденься! – и бросил мои вещи.- Я отвернусь”. Отвернулся, я оделась. Пошли, взял он билет до Москвы, подвел к бачку с питьевой водой и платком вытер мне лицо. Кровь у меня от удара была на голове.

Сели в поезд, вагоны пустые, поздно, мы только вдвоем в вагоне. Сели, молчим, а я все время молюсь про себя, беспрерывно повторяя: “Взбранной Воеводе победительная…”

Доехали, вышли из поезда, он спросил: “Где живешь?” Я ответила. Доехали трамваем на задней площадке до Смоленской площади, а потом пошли в Неопалимовский переулок ко мне домой. Я молюсь, он идет молча, только на меня изредка поглядывает.

Дошли до дома, поднялись по лестнице, я ключ доставала и опять на меня страх напал. А зачем он здесь? Дверь не открываю, стою. Посмотрел парень на меня и стал спускаться по лестнице. Открыла я дверь, бросилась в комнату и перед иконой Божией Матери Владимирской упала на колени. Благодарю Ее, плачу. Сестра проснулась и спрашивает: “Что с тобой?” – молюсь и не отвечаю, молюсь…

Прошел год. Сижу я дома и занимаюсь. Окна открыты, жарко, душно. В квартире мама да я. Звонок, мама кому-то открывает и говорит: “Проходите. Дома!” – и мне из коридора кричит “Мария, к тебе”. Подумала я – вот некстати, но крикнула: “Входите!” Встала, решила, что кто-нибудь из товарищей-студентов. Дверь открылась, и я замерла. Он, тот парень из леса. Спросили бы меня минуту тому назад – какой он, я не смогла бы сказать, а тут мгновенно узнала.

Стою словно одеревенелая, а он вошел, почему-то осмотрел комнату и, не обращая на меня внимания, рванулся в угол, где у меня висела цветная литография, с иконы Владимирской Божией Матери. Иконы мы с мамой держали в маленьком шкафчике, а Владимирскую повесили под видом картины на стене.

Подошел, посмотрел и сказал: “Она”, – постоял некоторое время и подошел ко мне. “Не бойтесь меня, я пришел попросить у Вас прощения. Простите меня, виноват я перед Вами страшно. Простите!” А я стою, окаменевшая, растерянная, а он подошел ко мне близко, близко, и еще раз сказал: “Простите меня!” – повернулся и вышел. Эта встреча произвела на меня страшно тяжелое впечатление. Зачем приходил? Что хотел этот бандит? В голову пришла мысль – надо бы милицию позвать, задержать его, но вместо этого открыла шкафчик с иконами и стала молиться.

Читайте так же:  Праздник рождество ПреСвятой Богородицы молитвы в этот день

В голове все время неотвязчиво стояла мысль, почему, взглянув на икону Владимирскую, сказал: “Она”.

Потом все раздумывала. Почему его тогда не разглядела, почему такой бандит прощения просил, зачем это ему нужно? И совсем он не высокий, и глаза его смотрят пытливо и пристально и не по-бандитски.

…Началась война, был 43-й год. Голодали мы ужасно. Я работала в госпитале сестрой и пыталась учиться в медицинском институте, сестра болела, но училась в седьмом классе, а мама еле-еле ходила от слабости.

Жизнь была тяжелой, но я все-таки успевала иногда забегать в церковь. Прошли бои под Москвой, на Кавказе, под Сталинградом, начиналась весна 43-го года. Дежурила я эти дни два дня подряд. Пришла усталая, есть нечего, сестра лежит, мама тоже. Ослабли обе.

Разделась, разжигаю печку, руки трясутся, болят. Пытаюсь молиться, читаю акафист Божией Матери по памяти. Слышу, стучат в дверь, открываю, стоит лейтенант с палкой и большим вещевым мешком: “Я к Вам!”

Спрашиваю: “Кто Вы?” Он не отвечает и втаскивает в комнату мешок, потом говорит: “Тот я! Андрей!’ – и тогда я мгновенно узнаю его. Мама приподнимается и смотрит на него.

Андрей развязывает мешок, неуклюже отставляет ногу, садится на стул без приглашения и начинает вынимать что-то из мешка.

На столе появляются банки с тушенкой, сгущенным молоком, сало, сахар, и еще, и еще что-то. Вынув, завязывает мешок и говорит “Ранен я был тяжело, три месяца с лишним по госпиталям валялся, думал, не выживу, сейчас в клиниках ногу долечивают. Лежал. Вас вспоминал и Матери Божией молился, как Вы тогда. Говорили врачи, что умру, безнадежен. Выжил, живу, а эти продукты братень мне притащил от радости, что в госпитале разыскал, он тут под Москвой в председателях колхоза ходит. Наменял – и ко мне”.

Встал, подошел к шкафчику с иконами, открыт он был, перекрестился несколько раз, приложился к иконам, подошел ко мне и опять, как прошлый раз, сказал: “Простите меня, Бога ради. Прошу. Гнетет меня прошлое беспрерывно. Тяжело мне”, – а я посмотрела на его продукты, на него самого, стоящего с палкой около стола и закричала: “Возьмите, возьмите все сейчас же. Убирайтесь вон!” – и расплакалась. Стою, реву, мама лежит, ничего понять не может, сестра из-под одеяла голову высунула. Андрей посмотрел на меня и сказал: “Нет, не возьму”, – подошел к печке, разжег ее, положил полешки, постоял минут пять около нее, поклонился и вышел, а я все время навзрыд плакала.

Мама спрашивает. “Маша, что с тобой, и кто этот человек?” Я ей тогда все рассказывала. Выслушала она меня и сказала: “Не знаю, Маша, почему ты тогда спаслась, но что бы ни было, хороший и очень хороший Андрей. Молись за него”.

Спас нашу семью в 1943 году Андрей своей помощью. Недели две его не было, а потом к маме приходил раз пять без меня и каждый раз приносил бездну всякого, всякого и часами с мамой разговаривал.

Много Андрей мне рассказывал о себе.

Мама моя была человеком исключительной души и веры, и еще до прихода Андрея последний раз говорила мне: “Мария! Матерь Божия явила этому человеку великое чудо. Не тебе, а ему. Для тебя это был страх и ужас, и ты не знала, почему Господь отвел от тебя насилие. Ты верила, что тебя спасла молитва, а его сама Матерь Господа остановила. Поверь мне, плохому человеку такого явления не было бы. Матерь Божия никогда не оставит Андрея, и ты должна простить его”. Андрей маме тоже все рассказал.

Сестра моя Катерина была от Андрея без ума, а у меня до самой последней встречи с ним к нему жило чувство брезгливости и даже ненависти, и продукты, которые он приносил, я старалась не есть… Когда же разговорилась с ним, то поняла многое, взглянула на него по-другому и успокоилась. Подошла я тогда к Андрею и сказала. “Андрей! Вы изменились, другим стали. Простите меня, что долго не могла я победить в себе чувства ненависти к Вам”, – и подала ему руку.

Прощаться стал – уезжал в батальон выздоравливающих, а после на фронт должны были отправить.

Мама сняла со своей крестовой цепочки маленький образок Божией Матери с надписью: “Спаси и сохрани”, благословила им Андрея, перекрестила и по русскому обычаю трижды расцеловала. Расстегнул он ворот гимнастерки, снял ее, и мама куда-то зашила ему образок. Катька, прощаясь, порывисто обняла Андрея и поцеловала в щеку. Подошел ко мне, низко поклонился и, как всегда, сказал: “Простите меня Бога ради и ради Матери Божией, молитесь обо мне”, – подошел к иконе Владимирской Божией Матери, приложился к ней несколько раз, поклонился всем нам и, не оборачиваясь, вышел.

Хлопнула дверь, мама и Катя заплакали, а я потушила в комнате свет, подняла светомаскировочную штору и вижу в лунном свете, как он вышел из дома, обернулся на наши окна, перекрестился несколько раз и пошел.

Больше никогда его не видела, только в 1952 г, была я уже замужем, получила письмо от него на старый адрес, мама мне письмо передала. Письмо было коротким, без обратного адреса, но по почтовому штемпелю увидела, что оно послано из-под Саратова.

‘Спасибо, спасибо Вам всем. Знаю, страшен я был для Вас, но Вы не отбросили меня, а в одну из самых тяжелых минут поддержали прощением своим. Только Матерь Божия была Вам и мне помощницей и покровительницей. Ей и только Ей обязаны Вы жизнью, а я еще больше – верой дающей две жизни – человеческую и духовную. Она даровала веру и спасла меня на военных дорогах. Спаси и сохрани Вам Матерь Божия. Наконец-то я живу христианином. Андрей”.

Это последнее, что мы узнали о нем. Я рассказала отцу Арсению об Андрее, и он сказал: “Великая милость была дана этому человеку, и он оправдал ее. Хранил его Господь для больших и хороших дел”.

Видео (кликните для воспроизведения).

(Из книги “Отец Арсений”, М.,1994 г.)

Взбранной воеводе победительная объяснение молитвы
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here